Авторское право и свободный файлообмен: взгляд из Европы

shveciju_nakrylo_recessiej_clause_original.png

С развитием высокоскоростного интернета и удобных онлайн-сервисов у пользователей всемирной сети появилась возможность обмениваться любым информационно-развлекательным контентом и программным обеспечением без участия посредников.

Как правило, рядовой пользователь не очень печется о соблюдении авторских прав владельца контента, и на сторону правообладателя встает закон. Европейский опыт таких практик весьма любопытен.

Осуществляя деятельность по блокировке интернет-сайтов, часть стран (в основном европейские страны, США и Россия) преследует цели ограничения общественного доступа к безнравственному и опасному контенту, об этом - в статье Кто и как фильтрует интернет? Обзор мировых практик. Однако в США и ЕС существуют еще и довольно реальное стремление индустрии копирайта и обществ по коллективному управлению авторскими правами иметь возможность фильтрации сети и блокировки сайтов (социальных и файлообменных платформ).

Имеющиеся сегодня технологии блокировки не позволяют достичь искомого результата в полной мере: либо блокировка оказывается недостаточной и легко преодолевается, либо оно оказывается избыточной, т. е. необходимость закрыть доступ к какому-либо одному ресурсу приводит к неизбежному закрытию одновременно огромного количества других интернет-ресурсов, не имеющих отношения к совершенному правонарушению. Так считает Томас Хаммарберг, европейский комиссар по правам человека.

Позиция ООН

К настоящему времени ООН сформировало определенную позицию по блокировке интернет-сайтов. Во-первых, любые ограничения в отношении распространения контента затрагивают права на свободу слова и выражения, а также право на защиту частной жизни и персональных данных, в связи с чем они должны удовлетворять критериям необходимости и пропорциональности.

Во-вторых, обеспечение прав информационных посредников, соблюдение принципа "почтальонского иммунитета", при котором ответственность за незаконный контент должна возлагаться на его создателей и распространителей.
Директивой Европейского парламента и совета Европейского союза 2000/31/ЕС по электронной коммуникации определены основополагающие условия ограничения ответственности информационных посредников, к которым относятся телекоммуникационные компании (провайдеры доступа), хостинг-провайдеры, поисковые системы и прочие, занимающиеся интернет-бизнесом.

Суд справедливости ЕС: установление системы фильтрации электронных коммуникаций за собственный счет провайдера не допускается

В-третьих, решение о блокировке контента или сайта должно приниматься судом или органом, независящим от любого политического, коммерческого и иного вмешательства. Обязанности по мониторингу и блокированию контента не могут быть делегированы частной организации. Наконец, в-четвертых, на провайдера не может быть возложена общая обязанность по мониторингу информации, но вместе с тем национальным законодательством государства члены ЕС могут самостоятельно устанавливать специальные требования к провайдерам по мониторингу контента.

Бельгийский прецедент

Наиболее актуальным вопросом стало определение "общего мониторинга" контента и "специальных мер", однако несколько прецедентных судебных решений Европейского суда довольно полно раскрывают указанный вопрос - например, в решении от ноября 2011 г., когда суд справедливости ЕС рассмотрел дело бельгийского общества по коллективному управлению правами авторов, композиторов и издателей SABAM к интернет-провайдеру Scarlet.

В указанном деле Scarlet было выдвинуто обвинение в том, что провайдер осуществлял предоставление услуг связи пользователям, которые незаконно скачивали музыку с использованием торрент-трекеров. В первой инстанции Брюссельский суд принял решение, в котором предписал провайдеру прекратить правонарушение, сделав невозможным для пользователей получение или рассылку любым способом электронных файлов, содержащих музыкальные произведения, которые находятся под правовой охраной закона и защищаются SABAM.

В апелляционной инстанции провайдер заявил о неправомерности требований, установленных в решении суда, указывая на то, что общая обязанность по мониторингу сети не соответствует директиве ЕС по электронной коммерции и нарушает фундаментальные права бельгийского провайдера. В связи с жалобой заявителя Бельгийский суд обратился в суд справедливости ЕС с просьбой разъяснить, имеют ли право национальные суды требовать установления обязанности провайдера осуществлять в качестве общей превентивной меры систему фильтрации передаваемого контента с целью установления фактов незаконного скачивания.

Вынося решение по делу, суд справедливости ЕС указал, что правообладатели, которым принадлежат исключительные права, вправе предъявлять требования к информационным посредникам, чьи услуги используются гражданами для нарушения копирайта и раздачи / скачивания неправомерного контента, а содержание таких требований является предметом национального законодательства. Однако в своем решении суд отметил, что нормы национального законодательства должны соответствовать общим требованиям европейского права и, в частности, запрету на введения обязанности по общему мониторингу контента, передаваемого с использованием сети интернет.

Рассматривая обстоятельства дела, судом было отмечено, что в конкретном деле провайдеру было предписано осуществление действий по "активному" мониторингу информации, которой обмениваются подключенные пользователи сети, для предотвращения нарушения исключительных авторских прав третьих лиц, что необходимо трактовать как требование об общем мониторинге.

В решении суда также указано, что, несмотря на то, что право интеллектуальной собственности является одним из фундаментальных прав человека и гражданина, указанного в хартии фундаментальных прав ЕС от 2007 г., "ничто в закрепленной формулировке данного права, а также в практике суда не позволяет делать вывод о том, что данное право является незыблемым и требует абсолютной защиты". Таким образом, предписание национального суда Бельгии серьезно нарушает свободу предпринимательской деятельности Scarlet, т. к. для его выполнения провайдер будет вынужден приобрести за собственный счет дорогостоящую систему DPI для фильтрации входящего и исходящего трафика и осуществлять такой мониторинг на постоянной основе.

Кроме того, решение суда нарушает также и фундаментальные права пользователей, подключенных к провайдеру, которые также перечислены в хартии - право на защиту персональных данных и право на получение и распространение информации. При этом суд справедливости сделал очень важный вывод о том, что IP-адреса пользователей являются персональными данными, т. к. позволяют их идентифицировать. Учитывая, что компьютерная система не всегда способна различить легальный авторский контент от противоправного контента, распространение и копирование которого правообладателем запрещено, то установление таких средств мониторинга и фильтрации создают угрозу блокирования законных средств связи и, следовательно, нарушает право на свободу производства, распространения и получения информации. Вместе с тем, применение таких мер ведет к установлению ограничений прав не только нарушителей копирайта, принадлежащего третьим лицам, но и всех абонентов, подключенных к провайдеру.

Таким образом, суд справедливости ЕС сделал следующий вывод: в качестве превентивной меры нарушения исключительных прав третьих лиц не допускается установление системы фильтрации электронных коммуникаций за собственный счет провайдера на неограниченный срок в отношении всех пользователей подключенной сети.

Еще одно решение того же суда по иску к социальной сети может проиллюстрировать судебную практику европейского союза, которая движется в сторону защиты прав пользователей интернета и информационных посредников. Так, Брюссельский суд, обращаясь за разъяснениями в применении законодательства ЕС, поставил вопрос о возможности возложения обязанности на администратора сайта социальной сети осуществлять фильтрацию всего контента в отношении всех пользователей в качестве превентивной меры нарушения исключительных авторских прав. В феврале 2012 г. суд справедливости, разобравшись в обстоятельствах дела по иску все той же SABAM к социальной сети Netlog NV, пришел к выводу, что даже не смотря на то, что ответчик является хостером, который на своих серверах хранит UGC- контент (User-generated content, информационный материал, создаваемый читателями), на него в любом случае не может быть возложена обязанность за свой счет осуществлять общий мониторинг сети на предмет оборота неправомерного контента.

Опыт Великобритании

Довольно интересным представляется также и подход по блокировке сайтов, выработанный в Великобритании, учитывая тот факт, что английское право отличается от общего континентального права. В соответствие со статусным правом Великобритании парламент в 2010 г. принял скандальный "Закон о цифровой экономике", в англоязычном интернете известный как DEBill (Digital Economic Bill), согласно которому устанавливалась довольно жесткая и регламентированная процедура по блокировке неправомерного контента, который нарушает исключительные авторские права третьих лиц. Указанный закон, пролоббированный Британской фонографической ассоциацией (BPI), был принят очень быстро, без какого-либо предварительного обсуждения с индустрией. Несмотря на чрезмерную жесткость в регулировании некоторых отношений, закон все же ограничивает условия ответственности провайдеров. Так, в соответствии с законом суд вправе предъявить соответствующие требования к информационному посреднику только в том случае, если до обращения в суд провайдер услуг и владелец сайта были уведомлены о правонарушении.
Указанное правило обеспечивает соблюдение прав провайдеров и владельцев сайтов и дает возможность для осуществления судебной защиты своих законных интересов, которые могут быть нарушены в результате блокировки контента.

Особое место занимает также и позиция по блокировке сайтов независимого органа по регулированию и конкуренции Великобританских коммуникации - OFCOM. Так, в докладе и принятом кодексе OFCOM отмечает, что риск избыточной блокировки существует в независимости от того, какую именно технологию применяет тот или иной провайдер.

При использовании таких механизмов существует довольно обоснованный риск нарушения законных интересов операторов других сайтов, которые находятся на том же IP, что и сайт, к которому направлены претензии правообладателя. По мнению OFCOM, решение данной проблемы находится в компетенции суда, который, принимая во внимание все обстоятельства, должен определить, какое воздействие окажет блокировка ресурса для правообладателя, владельцев сайта и его пользователей, а также провайдеров и пользователей других сайтов. При этом предписание суда обязательно должно содержать точное указание на то, с помощью какой технологии должна быть произведена блокировка сайта и каким способом провайдер должен осуществлять блокировку незаконного контента.

Саркис Дарбинян

CNews.ru