Битвы в сети

4yayayayayayayayayayaimages.jpg

Последний месяц ознаменовался целой серией сетевых скандалов. Сначала саудовский хакер 0xOmar сообщил, что раскрыл данные кредитных карт 400.000 израильтян и начал выкладывать их в открытом доступе.

Правда, вскоре оказалось, что карт гораздо меньше. Но целью 0xOmar было нанести "сионистам" не столько материальный, сколько моральный ущерб - в частности, уронить в мире доверие к израильским кредиткам. Хакер тут же призвал своих исламских коллег взламывать военные, правительственные и другие израильские сайты. Словно в ответ на этот призыв "Команда хакеров Газы" атаковала сайт израильской пожарной службы и службы спасения. На нем появились лозунги "Смерть Израилю!" и перечеркнутая фотография заместителя министра иностранных дел Дани Аялона, чей сайт был взломан накануне.

Чуть ранее, в сентябре прошлого года, кибер-атаку на Израиль предприняли турецкие хакеры - в знак протеста против блокирования судов "Флотилии мира". Но по ошибке нападению подверглись палестинские сайты, размещенные на израильских серверах. Их "начинили" угрозами в адрес Израиля, Греции и Армении.

Гораздо серьезнее, чем эти самодеятельные выпады, выглядит угроза со стороны Ирана, где религиозный фанатизм соседствует с интенсивным развитием информационных технологий. Недавно стало известно, что Тегеран намерен инвестировать около миллиарда долларов в разработку компьютерных технологий, пригодных для ведения кибервойны. Кроме того, иранские силовики объявили о скором создании "национального иранского интернета", отделенного от всемирной сети.

Ровно три года назад иранские хакеры в знак солидарности с палестинским движением заблокировали работу более 50 интернет-сайтов Израиля, среди которых были сайты государственных учреждений и известных политиков, в том числе министра обороны Эхуда Барака. Еще ранее им удалось на два с лишним часа остановить работу сайта Моссада.

Израиль, конечно, не может не замечать новой опасности. Заместитель министра иностранных дел Дани Аялон уже заявил, что еврейское государство будет рассматривать любое вторжение в свое киберпространство как террористический акт и объявление войны, на которое последует жесткий ответ, вплоть до ракетного обстрела. Такой подход существует в США, однако надо понимать, что ракетный обстрел бесполезен против независимых хакеров- одиночек. А они представляют не меньшую опасность, чем кибервойска враждебного государства. Пока саудовским взломщикам ответил делом только израильский хакер, похитив и опубликовав данные более 200 посетителей саудовских интернет-магазинов, а Служба общей безопасности (ШАБАК) сообщила, что берет под свою охрану банки и сотовые компании.

Наиболее действенным шагом следует считать создание элитного подразделения ЦАХАЛа для ведения будущих кибервойн. В него уже принято около 300 молодых компьютерщиков, среди которых не все имеют специальное или даже полное школьного образования. Они будут служить в подразделении военной разведки 8200, в Управлении командования, контроля, связи, компьютеров и разведки C4I.

Формирование такого подразделения было запланировано давно. Кроме того, в августе 2011 года премьер-министр рассказал о скором создании Национальной целевой кибернетической группы для защиты жизненно важных объектов инфраструктуры страны. Израиль обладает для этого достаточными технологическими и человеческими ресурсами; не случайно израильским компьютерщикам приписывают внедрение вируса в компьютерные системы ядерных объектов Ирана летом 2010 года.

И все же можно с сожалением констатировать, что еврейское государство опять реагирует на события "по факту", вместо того чтобы их предотвратить. Виртуальные битвы давно стали неотъемлемой частью мировой экономики и политики. Достаточно вспомнить, какую роль сыграл информационные технологии в событиях "арабской весны", которые иногда называют Twitter-революциями. Именно хакеры создавали лазейки для пользователей в тех странах, где власти закрывали социальные сети и отключали интернет. В ушедшем году даже родился новый термин - хактивизм, обозначающий соединение социальной активности и хакерства.

Прошедший год вообще оказался богат на киберпреступления, особенно в сфере банковского обслуживания и мобильной связи. Все чаще совершались атаки на компьютерные сети крупных корпораций, в частности, тех, что выполняют заказы оборонных ведомств.

Эксперты предсказывают, что в дальнейшем ситуация усугубится. В группе риска окажутся предприятия энергетического комплекса, машиностроения, металлургии и транспорта. По мнению специалиста в области информационной безопасности Стефана Каценбессера, совсем скоро киберпреступники научатся выводить из строя системы железнодорожных линий.

Из наиболее впечатляющих киберпреступлений последних лет можно упомянуть взлом сайта Российского Федерального космического агентства (2009 год) и системы Европейского центра ядерных исследований (2008), под руководством которой был создан Большой адронный коллайдер. Регулярным атакам подвергается сайт Пентагона - одна из них позволила хакерам скопировать информацию о многоцелевом истребителе пятого поколения F-35. В День независимости 4 июля 2009 были парализованы сайты сразу нескольких американских государственных учреждений и крупнейших компаний, пострадала также сеть штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке.

В апреле 2009 хакеры из России и Китая атаковали компьютеры, контролирующие работу энергосетей на территории США. Работа систем не была нарушена, однако разведслужбы опасаются, что преступники внедрили программы, которые могут активизироваться и парализовать энергосети во время кризиса или войны. Под угрозой оказались также канализация, водоснабжение и другие инфраструктуры. Прошлой осенью неизвестные хакеры вывели из строя насос одного из американских водоканалов.

Активно развивался компьютерный шпионаж, как в промышленной сфере, так и в политике. Программа-шпион GhostNet поразила министерства иностранных дел многих стран.

Неудивительно, что группа Risk Response Network (сообщество противодействия угрозам) поставила сетевые атаки на четвертое место в списке глобальных рисков, таких, например, как экономические кризисы и социальная нестабильность, отметив при этом, что из всех рисков они являются наиболее вероятными.

Для Израиля, окруженного врагами, эти риски являются не гипотетическими, а самыми что ни на есть актуальными. Во время военной операции противник наверняка попытается вмешаться в работу армейской компьютерной сети. Дорогостоящие системы ракетного перехвата окажутся бесполезными, если будет поражена система управления. Впрочем, противник сможет не тратить ракеты - достаточно парализовать электро- и водоснабжение, транспорт и связь, чтобы страна погрузилась в хаос.

Исходя из этих угроз, Израиль должен не просто не отставать от своих врагов, но и значительно опережать их и ни в коем случае не недооценивать опасность кибертеррора. Впрочем, тенденция относиться к этой опасности недостаточно серьезно существует во всем мире. Причина проста: хакерские атаки пока не вызвали ни одной реальной катастрофы. Кроме того, организациям и корпорациям выгодно замалчивать совершенные против них преступления, чтобы не демонстрировать свою уязвимость.

Кибертеррор не получил большого развития еще и потому, что основной целью хакеров является нажива. Оборот в виртуальном криминальном мире достигает миллиардов долларов и евро в год и уже превышает доходы от продажи наркотиков и оружия. Политическими кибер-акциями пока занимаются отдельные "Робин Гуды". Но недалек тот день, когда в кибервойну вступят государства. К этому дню Израиль должен быть готов не хуже, чем к обстрелу баллистическими ракетами.
Ирина Петрова

mignews.com