Математики подсчитали дальнейшие судьбы бандитского подполья

dagimages.jpg

Математики Южного Федерального Университета провели анализ террористического подполья в Дагестане и Чечне и определили варианты его развития на ближайшую и более отдаленную перспективу, а также дали практические рекомендации по оптимизации борьбы с региональным бандподпольем.

Как для факторов социальной протестности, так и для способов борьбы с экстремизмом ученые сформировали три сценария, условно названные минимальным, средним и максимальным. Применительно к факторам протестности минимальный сценарий соответствует минимальному росту протестного потенциала республиканского населения на рассматриваемую перспективу (2-3 года, 7-8 лет, 10 и более лет), максимальный сценарий - максимальному росту, средний - промежуточному по своей величине. Аналогично, применительно к способам государственной борьбы с бандподпольем минимальный сценарий соответствует полному отсутствию у государства "воли" к борьбе с экстремизмом, максимальный сценарий - максимально возможным в данных условиях усилиям, средний - промежуточным уровням, сообщает "Ислам и общество" .
 

 

Проведенное имитационное моделирование динамики дагестанского бандподполья продемонстрировало довольно высокую вероятность сокращения его кадрового потенциала в среднесрочной перспективе. Только вариант наименьшей эффективности деятельности государства по борьбе с республиканским террористическому подполью позволит ему сохранить нынешний количественный формат к 2020-2025 годам. Учитывая достаточно высокую эффективность работы силовых структур, данный вариант может быть связан с сохранением низкого КПД других форм борьбы с экстремизмом и, прежде всего, с недостаточной работой по самокоррекции власти, исправлению собственных недостатков, очень болезненно воспринимаемых общественным сознанием дагестанцев. В настоящее время центральные проблемы, волнующие население республики связаны с коррупцией, криминальной ситуацией и положением в экономике.
 

 

Специалисты пришли к выводу, что если эффективность республиканской власти окажется явно недостаточной для решения комплекса проблем связанных с коррупцией и криминалом, уровень социальной протестности (а значит и масштабы радикализации части общества, работа "эскалатора" насилия) сохранятся на существующем уровне. Сохранится на уровне 2011-2012 годов и количественный формат дагестанского бандподполья, всех выделенных его подгрупп, от организационного ядра, до обширной прослойки сочувствующих.

 

В случае же оптимизации и повышения эффективности деятельности власти по противодействию экстремизму, масштабы республиканского террористического подполья начнут сокращаться уже в перспективе ближайших 3-4 лет. К 2020- 2025 годам данная тенденция станет еще боле очевидной.
 

Симптоматично, однако, что результаты, полученные по среднему и максимальному варианту "воли" власти к борьбе с бандподпольем, оказываются весьма сближенными между собой. Этому феномену возможны разные объяснения. Из непосредственно "социологических" интерпретаций одним из наиболее вероятных является предположение о наличии некоего порога эффективности комплексной деятельности власти по профилактике террора в республике. Иными словами, с определенного количественного уровня дополнительные усилия прикладываемые властью перестают приносить отдачу (или же характеризуются минимальным эффектом). Однако достоверность данного предположения в отношении конкретно дагестанского бандподполья требует дополнительного анализа.
 

 

Показательно и то, что сами масштабы сокращения количественного формата республиканского террористического подполья оказываются весьма ограниченными. Даже по максимальному сценарию группа пассивной эмоциональной поддержки (сочувствия) сокращается к 2025 году только на 10% (с 300 тысяч до 270 тысяч). Аналогичное максимальное сокращение для прослойки пособников еще меньше - 8% (с 5 тысяч до 4,6 тысяч человек). Даже самые радикальные элементы бандполья, находящиеся под прямым, жестким, многолетним прессингом силовых структур - незаконные вооруженные формирования и организационное ядро террористического подполья, несмотря на большие потери, сократятся к 2025 году по максимальному сценарию только на 15% и 20% соответственно. Иными словами, бандподполье по сути сохранят существующий количественный формат, поскольку сокращение числа боевиков с 400 до 340 едва ли серьезно скажется на его общей боеспособности и уровне террористической активности в республике.
 

Иными словами, результаты проведенного имитационного моделирования возможных сценариев динамики дагестанского ТП можно считать неутешительными для республиканской власти и федерального центра, рассчитывающих на совсем иные темпы сокращения местного бандподполья.
 

Проведенные вычислительные эксперименты с моделью по бандподполью Чеченской республики позволили получить результаты в целом сходные с результатами моделирования динамики дагестанского террористического подполья. Три рассмотренных сценария борьбы с экстремизмом приводят к репрезентативно различным результатам (разница в итоговой численности групп для максимального и минимального усилия государства составляет 10-15%). Получается, что увеличение усилий государства по борьбе с экстремизмом имеет эффективные последствия. Как и в случае с вариантами динамики дагестанского бандподполья, минимизация усилий власти приведете к фиксации размеров отдельных кадровых прослоек чеченского террористического подполья на существующем уровне. А наращение усилий власти по комплексной профилактике экстремизма будет сопровождаться сокращением масштабов бандполья. Причем ускоренными темпами будут сокращаться республиканские НВФ и организационное ядро террористического подполья (при максимальном динамическом сценарии их сокращение в среднесрочной перспективе должно составить соответственно 22% и 20%).
 

Созданная модель - только первый шаг, на пути математического моделирования такой суперсложной социальной системы, как северокавказское бандподполье. Поэтому ученые продолжат работу над аналитическими постановками и методами решения задач оптимального управления сокращением численности региональных экстремистских групп, что позволит сформулировать более точные рекомендации по борьбе с экстремизмом с учетом имеющихся у власти и общества возможностей.

Regions.ru