Требуется интернет-взломщик

007007images.jpg

Необычным способом решает проблему нехватки высококлассных кадров одна британская спецслужба - Центр правительственной связи (Government Communications Headquarters, или GCHQ). Полтора месяца на особом сайте висела страница с набором чисел, из которого претендентам предлагалось добыть некий код. После его введения возникала фраза "Вы сделали это" (Youdidit! Welldone!) и открывался раздел GCHQ с вакансиями от 20 тысяч фунтов стерлингов.

Пути взлома страницы и получения кода бурно обсуждались на форумах. Эксперт по конкурентной разведке Андрей Масалович добыл этот код обходным путём всего за 5 минут, зная структуру интернет-сайтов. Онлайн- тестирование, к которому прибегла GCHQ, его не удивляет. И в Британии, и в США часто объявляют прием хакеров на работу. Однако потенциальные претенденты относятся к таким объявлениям с недоверием, не желая лишний раз "светиться": законы преследуют интернет-взломщиков.

Вопреки укоренившемуся среди обывателей мнению, что хакеры - это люди, ворующие деньги с кредиток, компьютерные специалисты экстра-класса способны на гораздо более сложные вещи. И сейчас, когда Интернет становится реальной силой, ценность таких специалистов растет. А способы их вербовки становятся всё более изощрёнными, поясняет Андрей Масалович:

"События последних двух лет и этой весны показали, что Интернет является и мощным средством дестабилизации ситуации в целых странах, то есть может использоваться как политическое оружие. Через Интернет можно вывести из строя критические компоненты инфраструктуры стран, в том числе финансовые. Это хороший инструмент разведки, то есть получения необходимой информации. Поэтому различные спецслужбы ускорили разработку всевозможных стратегий киберпротиводействия. Кто-то это называет кибервойной, кто-то борьбой с киберпреступностью. Так возник спрос на специализированных хакеров как специалистов уже не для решения разовых задач, а на постоянную работу для разработки кибероружия".

Пример событий в Киргизии и арабских странах показал, как с помощью современных способов коммуникаций можно дирижировать беспорядками, устроить в стране хаос и даже свергнуть правительство, продолжает эксперт:

"В том же Бишкеке было достаточно 3 тысяч человек на площади и 3 тысяч их сообщников с телефонами в бедных пригородах Бишкека. Собрали 50 тысяч человек звонками по сотовым. А Интернет позволяет собирать уже миллионные толпы. Поэтому кибервойна, скорее всего, в ближайшее время будет не как война государств против государств, а как дирижирование внешне стихийными беспорядками. В Египте 30 тысяч человек с "Фейсбуком" оказалось достаточно, чтобы вывести на площадь 2 миллиона".

В тех же США, когда хакерство ещё не было поставлено вне закона, в Лас- Вегасе проходили хакерские конференции, собиравшие много народа. Там открыто ходили вербовщики смотрели, кто что умеет. Сейчас, правда, эти съезды сошли на нет. Считает другой наш эксперт Евгений Ющук:

"Когда некто обладает потенциалом, который направлен в разрушительных целях или в целях его личного обогащения, то у спецслужб возникает потребность использовать эти навыки для себя. И они в таком случае - это мировая практика - готовы закрывать глаза на некоторые шалости для того, чтобы этот человек поработал в их интересах по общему противнику".

Высококлассные компьютерные специалисты нужны для создания кибероружия. Оно делится на наступательное - для выведения из строя систем, скажем, с помощью массированных атак. Это когда серверы жертвы захлёбываются от миллионов запросов с тысяч захваченных компьютеров на разных континентах. Есть оборонительное оружие - для защиты от таких атак, и разведывательное - для скрытого наблюдения и сбора данных. Роль последнего растёт самыми быстрыми темпами.

Пример применения наступательного кибероружия - вирус "Стакснет" (Stuxnet). В 2010 году он внедрился в оборудование фирмы "Сименс", которое управляло урановыми центрифугами на иранском комбинате в Натанзе. Комбинат парализовало на несколько месяцев. Тот же вирус мог задержать и пуск АЭС в Бушере. Его авторство приписывают Израилю с участием США. По крайней мере, как пишет "Дейли Телеграф", операцию со "Стакснетом" вменяют в заслуги экс- начальнику израильского генштаба Габи Ашкенази.

По словам наших экспертов, раньше других приготовился к будущим кибервойнам Китай, где хакерство уже давно стало боевым. А в США, например, для ведения таких войн и отражения киберугроз в 2009 году была создана особая структура - Киберкомандование США. Пентагон, а затем и НАТО приравняли атаку из Интернета к военной угрозе, пригрозив жёстким ответом, вплоть до применения обычных военных средств.

Интернет стал государством с миллиардным населением, в котором творится беззаконие, как на диком Западе. Нужно торопиться с созданием законодательства о его международном регулировании, говорят собеседники "Голоса России". Правда, принципы регулирования не совсем ясны. Когда в августе в Британии хулиганы организовали через социальные сети серию мятежей и погромов, власти заговорили о необходимости контроля этих Сетей. Идея реализована не была - британцы назвали её противоречащей свободе слова. Так что вопрос повис. Но работа в этом направлении ведётся.

В Британии в ноябре прошла первая международная конференция по безопасности в Интернете с участием 60 стран, в том числе России. Между прочим, Россия подготовила свой проект Конвенции ООН по борьбе с киберпреступностью. В документе предлагается бороться с киберпреступлениями на основе принципа неделимой безопасности. Есть шансы, что ООН одобрит его в 2012 году.