Чем мы будем бить американцев

wwwgso.jpg

Ниже описаны главные условия эффективного подавления циклов Бойда противника, имеющего абсолютное превосходство в высокоточном оружии и высокотехнологичном военном управлении.

Также рассмотрены основные "внутренние" уязвимости теории Бойда, возникшие из-за ограничений картины видения мира, которая доминировала в современном для ее создателя технологическом обществе. Показано, что теория Бойда - частный случай более общего и надежного метода траекторного управления.

Статья подготовлена на основе систематизации опыта управления военными и политическими конфликтами в период 1999 - 2009 гг.

Что такое цикл Бойда?

Одним из краеугольных камней современной науки об управлении конфликтом и, прежде всего, военным конфликтом, является концепция цикла OODA, также известного как цикл Бойда. В русской переводе аббревиатура OODA предстает как НОРД: ц икл "Наблюдение - Ориентация - Решение - Действие" [1]. В аббревиатуре названия цикла заключено функциональное описание ядра этой концепции. А содержательно цикл Бойда может быть определен как длительность совокупности процедур планирования и управления конфликтом от момента первого появления информации об объекте до его списания из списка целей после уничтожения. При этом - что существенно! - разделяются процедуры планирования и процедуры управления.

Естественно, каждая сторона, участвующая в конфликте, стремится к минимизации длительности собственных циклов Бойда и к созданию условий максимизации циклов OODA/НОРД противника. Максимизацию циклов OODA/НОРД противника мы будем называть "подавление циклов Бойда".

Нужно уточнить, что в целом разрушение систем современного высокотехнологичного военного управления, основанных на теории Бойда и реализуемых посредством достижения превосходства над противником в высокоточном оружии и информационных технологиях, опирается на три различных подходах:

1. использование слабых сторон самой концепции циклов OODA, т.е.
психических и интеллектуальных несовершенств ее создателей и практиков-реализаторов - в этом случае будет наблюдаться собственно подавление циклов Бойда, но неполное их разрушение;

2. использование активности так называемых "призрачных" субъектов, т.е. субъектов с бесконечным циклом Бойда [2] - в этом случае будет наблюдаться полный отказ всех систем военного управления, при этом теория Бойда становится в прин- ципе неприменимой для управления конфликтом;

3. искусственное создание психических эпидемий или волн деменций, поражающих структуры индивидуального и/или (селективно) коллективного обезличенного сознания - в этом случае будет происходить разрушение когнитивных способностей людей, а также их способности к целевому единству деятельности, что равносильно выбиванию людей из системы человек - машина, и смысл управления как такового вообще исчезает.

Все три подхода суть абсолютно разные методы военной борьбы. Все три подхода развиваются в рамках концепции постиндустриализм а как принципиально безинформационного общества [3]. На практике же они, как правило, взаимодополняют друг друга, создавая исключительно мощный кумулятивный эффект. В предлагаемой серии из 3-х статей будут рассмотрены некоторые методы подавления циклов Бойда.

Первый шаг по подавлению циклов Бойда

В основе теории Бойда лежит абсолютно разумная идея: побеждает тот, кто быстрее стреляет. К несчастью, это далеко не всегда верно!

Представим себе, что Сторона А эффективно планирует свое развитие и управляет им на 100 лет вперед. В то же время Сторона В имеет возможность эффективного планирования и управления только на 3 -5 лет вперед, но при этом обладает военной организацией с минимальными длительностями циклов Бойда по сравнению со Стороной А.

В данной ситуации при кажущейся уязвимости Стороны А ее противник хотя и будет тактически выигрывать в любом столкновении со Стороной А , при этом он всегда проигрывает стратегическое соревнование. Этот случай - типичный пример конфликта Стороны В с системой, превосходящей исследователя по совершенству (Стороной А) [4, 5]. Причем горизонт планирования не является главной причиной стратегического поражения Стороны В, а служит всего лишь количественным внешне наблюдаемым признаком психического превосходства А над В. Поэтому подавление горизонта планирования Стороны А не принесет ее противнику никакого превосходства: система планирования и управления Стороны А просто уйдет в подполье, выставив вперед "тупых менеджеров", не способных к работе на 100 лет вперед, что и произошло к концу 80-х годов в СССР.

Таким образом, всегда Первый шаг, обязательная предпосылка к эффективному подавлению циклов Бойда - создание такой структуры управления, при которой противник будет наблюдать вместо самой этой системы лишь "ложные цели" - "тупых менеджеров".

Противник при этом, исследуя нормативные, в том числе косвенные внешние признаки, такие, как горизонт официального планирования развития, должен потерять способность видеть/понимать настоящие критерии планирования и управления, которыми пользуется Сторона А, спрятавшая истинную систему управления в подполье. Для этого противник (Сторона В) должен начать пользоваться неверными теориями, используя которые, он не увидит или не поймет, как работает скрытая система управления Стороны А, и эти теории будут выглядеть для него на первый взгляд вполне разумными и надежными. (В любом ином случае Сторона В найдет и "расшифрует" скрытую систему планирования и управления Стороны А.) В этом случае научное и технологическое развитие Стороны В должно уйти в неправильную, ошибочную сторону. Например, в сторону информационных технологий, при массовом распространении которых становится предельно проблемным осуществлять стойкое засекречивание [6].

Поэтому в первую очередь Сторона А должна способствовать утверждению ложных или ошибочных теорий управления, которыми станет пользоваться ее про тивник - Сторона В. Ведь Сторона А - это система, превосходящая Сторону В по совершенству! Например, она будет осторожно, исподволь и как бы сильно сопротивляясь способствовать перемещению на территорию Стороны В людей - носителей неверной социальной психологии, которые в силу жестокой необходимости скорейшего врастания в местное общество (организационную структуру управления, если речь идет о корпорации) будут проповедовать и проталкивать наиболее примитивные и хищнические теории. Просто потому, что им невозможно выжить по-другому в новой для них агрессивной социальной среде. С. Кара-Мурза описал на российском примере отдаленные последствия Первого шага, назвав их применительно к российским либералам "разрушение когнитивных структур сознания" [7].

С научной точки зрения подход, реализуемый на Первом шаге, носит название рефлексивное программирование. Более подробно структуру процедур подавления противника на основе этих и им подобных методов стратегического саботажа мы рассмотрим в следующей серии статей, посвященной технологиям конкурентной войны.

Небольшое историческое отступление

Теперь вернемся собственно к теории Бойда. По существу, если отвлечься от деталей, концепция циклов OODA, созданная и распропагандированная полковником ВВС США Дж. Бойдом, безусловно, гениальным теоретиком военной науки второй половины 20 -го века [1], является результатом теоретического осмысления опыта преодоления методов планирования и управления военным конфликтом времен Первой и Второй мировых войн. За время двух мировых войн был накоплен опыт применения в крупномасштабных военных операциях огромных масс войск и относительно невообразимого по разрушительной мощи невысокоточного оружия. Подобные опер ации характеризовались ко нцентрацией и управлением миллионными массами войск , а также ресурсами для их снабжения (вооружение, боеприпасы, провиант, техника и т.п.), сопоставимыми с многомесячным производственным потенциалом крупных государств мира.

Естественно, такие операции были абсолютно сокрушительны. Но их главными слабыми чертами (системами точек уязвимости) были:

1. продолжительный период планирования и подготовки в части концентрации огромных сил и средств на нужных участках;

2. жесткий, не терпящий ни малейших нарушений план проведения операции (отсюда в мире и восторжествовал тоталитаризм как наиболее адекватная форма организации общества для ведения подобной крупн омасштабной войны).

Для того чтобы обеспечить планирование и управление действиями войск в подобных войнах, Клаузевиц в 19-м веке начал использовать метод временных нормативов, или просто нормативное планирование, который затем благополучно перекочевал из военной науки в теорию конвейерного производства. С той лишь разницей, что в производстве этот метод использовался для создания новой стоимости (товаров и/или услуг), а в военной отрасли - для расходования стоимости (живой силы, техники, провианта, боеприпасов и т.д.).

А уже от метода нормативного планирования, созданного Клаузевицем и перешедшего в производство, родилась концепция производительности труда, положенная в основу теории капитализма К. Маркса. Так родился социализм, к слову сказать, впервые построенный вовсе не русскими коммунистами, а канцлером Германской империи Бисмарком, который перестроил всю Германию под задачи ведения самой современной на тот период формы войны - тотальной, требовавшей максимальной концентрации сил всей нации. Для ее осуществления нужно было всех трудоспособных граждан привлечь к производственной деятельности или к военной службе. Отсюда возникла необходимость всеобщего бесплатного школьного образования, всеобщего медицинского обслуживания, государственной гарантированной пенсии и тому подобных завоеваний социализма.

На стыке военного и промышленного управления стандарты и схематизации планирования и управления становятся в наибольшей степени "очищенными" от узкокорпоративных догм, предрассудков и пропагандистской чепухи. Поэтому , если рассмотреть, как, где и в каком виде протоколы, методы и стандарты военног о управления переходили в протоколы, методы и стандарты гражданского управления, можно выявить самые эффективные способы подавления современных нам циклов Бойда.

Полковника Дж. Бойда называли "Сорокасекундный Бойд" [1]. Этот летчик-ас побеждал своих противников не более, чем за 40 секунд. Т.е. сам Бойд был воплощением скоротечного боя, или, говоря современным языком , он был своего рода "высокоточным оружием". Поэтому вся его концепция наилучшим образом ложится на концепцию вед ения именно современной "информатизированной" войны с преобладающим использованием высокоэффективного и высокоточного оружия.

Иными словами, Дж. Бойд создал надежный инструментарий для подавления методов планирования и управления тотальной, крупномасштабной "медленной" войны, каковыми были Первая и Вторая мировая войны. Именно поэтому войска международных Коалиций так "красиво" разгромили армию Ирака в двух войнах, особенно во второй войне в Заливе.
Ведь иракскую армию создавали офицеры -советники, которые основывались на немного осовремененном опыте Второй мировой. И тут в полной мере работала концепция Бойда, из которой при существенной разнице длительностей циклов OODA/НОРД противоборствующих сторон вытекал срыв управления конфликтом у стороны с более длительным циклом, который Бойд называл "системный кризис".

Согласно теории Бойда война ведется в непрерывных циклах OODА. Каждое заметное изменение в действиях противника в ызывает новый цикл. При этом не существенно, что один цикл мог вызвать ухудшение ситуации. Не беда! Немедл енно начинается новый цикл. И так - до той поры, пока противник не будет повержен. Тем более что "на нашей стороне" абсолютное превосходство в высокоточном оружии!

В то же время методы управления крупномасштабными военными операциями с малым количеством высокоточного оружия или вообще без оного осно ваны на одном цикле. Ресурсы, собираемые для их проведения, настолько велики, что быстро перепланировать всю операцию невозможно. Поэтому поражение одного единственного цикла есть поражение всей операции.

Таким образом, полковник Дж. Бойд разработал военную теорию - действительно гениальную! - для войны с армией советского образца времен 60-70-х годов, т.е. не оснащенную в массовом количестве высокоточным компьютеризированным оружием и высокотехнологичными системами управления боем.

Итак, теория Бойда очевидна, логична и почти гениально проста в своей основе, но при этом многогранна по областям применения. Примеры ее использования в реальных войнах или экономических конфликтах очень яркие. Казалось бы, что тут можно сказать?! Но как говаривал один из героев фильма "Кавказская пленница", тот, кто нам мешает, тот нам и поможет!

Уязвимость теории Бойда не в том, какие технологии нужно придумать, чтобы подавить циклы OODA, разрушить компьютеры, сбить ракеты и т.д., а в самом полковнике Бойде. Точнее, в его сознании, в том, как он мыслил, как воспринимал мир, отражая в себе все положительные, равно как и отрицательные стороны англо-американского мировосприятия и интеллекта. Нас, разумеется, интересуют отрицательные, слабые стороны, создающие точки уязвимости. И позволяющие довести знания о выявленных точках уязвимости до уровня процедур операционной ценности.

Уязвимости сознания полковника Бойда

Полковника Дж. Бойда справедливо называют гениальным военным теоретиком второй половины 20-го века. И мы ни в коем случае не пытаемся развенчать его. Но у каждого человека в мышлении есть как сильные, так и слабые стороны. У Бойда нас интересуют только две, навязанные ему обществом, в котором он жил и которому должен был соответствовать. Они и создают основные точки уязвимости теории Бойда и современного военного управления на ее основе.

Итак, Первая слабость Бойда - ограничения его узкокорпоративного мышления.

Бойд принадлежал к военному сословию. Причем в то время, когда развитие прикладных научных знаний уже создало практически непреодолимые барьеры мышления между профе с-сионально-сословными группами, но еще не создало механизмов преодоления этих барьеров. Особенно это характерно для Америки, где успехи в развитии промышленности и массовых методов обслуживания предельно закрепили психологию узкой специализации. Настолько, что, как рассказывают, чтобы заменить сгоревший предохранитель, инженер - электронщик ждет прихода мастера по ремонту!

Это обстоятельство не позволило Бойду попытаться осозн ать свое открытие "на стыке", т.е. на переходе от методов и приемов военного планирования и управления к гражданским методам и приемам. Чтобы это сделать , ему нужно было бы стать специалистом по системному проектированию производств, чего он в принципе сделать не мог, иначе военная каста его бы отвергла. Тем самым Бойд упустил важнейшие выводы по схематизации управления конфликтом. Упущенные потенциальным противником выводы - это наши преимущества в войне! Это - первое и очень важное обстоятельство для созд ания надежного механизма подавления циклов Бойда.

Вторая слабость заключается в идеологических догмах, царивших и до сих пор царящих в западноевропейском, и особенно в англо-американском мире, и состоящих в необходимости демонстрировать корректность по отношению к Системе, в рамках которой Бойд вынужден был действовать.

А.А. Ивлев отмечает [1], что при обосновании своих теоретических воззрений, в частности, при формировании теории цикла OODA, Бойд стремился подкрепить их философскими обоснованиями с использованием трех основных научных теорем:

1. теоремы Геделя;

2. принципа неопределенности Гейзенберга;

3. второго закона термодинамики.

Все перечисленные теоремы связаны с изучением управления в условиях возрастающей неопределенности. Это абсолютно разумно. Но в философских обоснованиях Бойд не мог пользоваться данными материалистической диалектики как "классово чуждой" теории.

А тайно заимствовать необходимые ему результаты советских марксистов он не мог, так как к 70-80-м годам в официальной советской философии осталось почти одно только начетничество и словоблудие. Между тем диалектический материализм позволяет создавать удивительно точные схемы процедур управления, применимые в условиях высокой или даже сверхкритической неопределенности, как будет показано в следующей статье. Настолько точные, что даже у "знающих людей" это порой просто не укладывается в голове.

С другой стороны, не зря же Сталин был таким хорошим знатоком марксизма, хоть жил в другую технологическую эпоху.
Это и стало Второй слабостью Бойда, буквально создав "широко раскрытые врата" для разрушения циклов OODA в реальных военных и военно-политических конфликтах последнего десятилетия.

Рассмотрим последовательно две системы точек уязвимости теории Бойда и, соответственно, уязвимости систем военного управления, основанных на теории Бойда, вытекающие из обеих приведенных слабостей мышления самого ее создателя. Первой системе точек уязвимости будет посвящена настоящая статья. Второй - соответственно, следующая статья из этого цикла. Третья статья позволит нам интегрировать обе системы точек уязвимости в единую систему планирования и управления конфликтом на основе подавления циклов Бойда противника.

Траекторная схема управления конфликтом (сокращенная)

Ради чего ведется любой конфликт? Ради захвата будущего! Ради того, чтобы реализовались "наши" представления о будущем состоянии (мира, страны, армии или корпорации). При этом методология науки требует выделения в любом развивающемся в будущее процессе последовательности стационарных состояний.

Знание об этих состояниях представляется в форме списков конечного числа признаков, которые могут быть заданы качествен но и/или количественно. В этом случае развитие процесса во времени предстает как последовательность переходов от одного стационарного состояния в другое.

Также нужно учесть, что управление развивающимся процессом представляет собой целенаправленное достижение некоторого будущего конечного состояния, к которому этот процесс без оказания на него управляющих воздействий, т.е. при условии своего естественного развития, никогда не мог бы прийти. При этом предполагается, что в момент времени t = 0 (сейчас) было принято решение об управлении, и сразу же началась его практическая реализация, а до этого процесс развивался сам по себе. В итоге получается обобщенная схема траекторного управления [9].

Итак, с точки зрения траекторного управления любой военный или иной конфликт представляет собой схему последовательностей стационарных состояний развивающегося объекта, например, армии (рисунок 3). При этом схема управления состоит из последовательности 9 обобщенных операций (рисунок 4.) . Коротко рассмотрим каждую из этих операций.

Операция 1 - сбор информации о стационарных состояниях процесса управления.

Предполагается, что лица, принимающие решения (в системном проектировании их называют ЛПР [11]), до какого-то момента не имели никаких знаний о процессе. Поэтому для того, чтобы в момент t = 0 принять решение об управлении, необходимо создать модель процесса управления, а для этого необходимо собрать информацию об этом процессе. В принятой системе обозначения первая операция относится к прошлому развивающегося объекта относительно момента начала управления t = 0, в развитие которого планируется вмешаться с помощью, например, вооруженной силы.

В целом это очевидно. Перед тем как оккупировать страну, военные любой армии во все времена тщательно изучают ее историю, географию и т.д.

Операция 2 - аналитическое исследование последовательности прошлых стационарных состояний.

Если в Операции 1 ЛПР лишь наблюдали процесс, имея целью пол учить как можно более полное описание всех возможных признаков стационарных состояний, то на данном этапе должна возникнуть аналитическая модель процесса, связывающая в единую модель знание обо всех этих ст ационарных состояниях.

Например, наблюдая возникновение некоторой активности в связи с проблемой глобального потепления, можно обнаружить изменения в поведении Пентагона, некоторых мировых СМИ, поведении инвестиционных и страховых компаний, и т.п. При этом на первый момент будет отсутствовать модель, удовлетворительно объясняющая причины таких аномалий, что требует создания модели координации их активностей в рамках неизвес тного нам процесса управления. Именно о такой модели идет речь и в данном случае.

А вот эта операция уже может вызвать непонимание. Изучив историю страны, против которой необходимо вести войну, нужно создать модель ее развития в прошлом. Просто знать исторические и иные факты сегодня не достаточно. Необходимо именно моделирование, позволяющее развернуть в непрерывной последовательности историю сформировавших страну конфликтов, приведших ее к современному состоянию.

Образцом подобного исследования может послужить монография М. Бейджента, Р. Ли и Г. Линкольна "Святая Кровь и Святой Грааль " [10], вызвавшая в свое время немалый ажиотаж в странах христианского мира. При управлении ситуацией во время летнего 2009 г. международного военно-политического кризиса, более известного широкой общественности как скандал вокруг сухогруза Arctic Sea, модель, предложенная в этой монографии, послужила одним из ключевых элементов для расчетов скрытых действий сторон и разработки методов их подавления или поддержки.

Как правило, эта операция военными, да и "политиками" пополностью упускается из вида. Дескать, достаточно простого знания фактов. Для "тотальной" войны - да. Но для современной, основанной на теории Бойда - это смертельная ошибка!

Операция 3 - создание теоретической модели процесса.

В содержании этой операции состоит самая большая тонкость упра вления любым конфликтом, особенно военным. Из философии науки известно, что научное знание имеет фундаментальное разделение на эмпирическое и теоретическое. Это Бойд, разумеется, знал. Но далее начинается область полного торжества диалектического материали зма, поэтому он не мог воспользоваться "политически чуждыми" научными знаниями.

Диамат вслед за Гегелем утверждает, что эмпирическое знание отражает процесс познания и само знание о Явлении объекта, т.е. о внешних проявлениях некоего объекта или процесса. А теоретическое знание за нимается исследованием Сущности, т.е. тех аспектов объекта, которые принципиально не наблюдаемы и только проявляемы во внешних признаках. Эмпирическое и теоретическое - две абсолютно различные системы знания, которые находятся в соответствии друг другу как две внутренне самосогласованные системы.

Эмпирическое знание позволяет изучить прошлые состояния объекта, а теоретическое - будущие, еще никогда не наблюдавшиеся его проявл ения. Т.е. создать прогноз!

Вот тут и начинается первый по настоящему катастрофический провал управления военным конфликтом на основе теории Бойда. Упустив Операцию 2 "за отсутствием времени" или из-за других причин, теория Бойда и все военное упра вление окончательно "тонет" на Операции 3.

С позиций сугубо технологических различие двух систем знания (теоретического и эмпирического) сводится к последовательности познавательных процедур. При изучении прошлых состояний процесса первичной проце дурой является анализ, поэтому все подобные исследования называются аналитическими. А при прогнозировании будущих состояний процесса первичной процедурой становится операция синтеза, что является ключевой отличительной чертой теоретического моделирования, например, в физике.

Представьте себе, что вам необходим прогноз развития, например, страны или корпорации. Что для этого нужно сделать? Разумеется, провести информационно- аналитическое исследование. Т.е. все мы невольно пытаемся опереться на анализ имеющейся информации и на его основе составить прогноз. Но это - чушь!

Методология науки однозначно говорит, что необходимо проводить не анализ, а синтез. Это означает, что всякий, кто не внимательно изучал диалектический материализм, привлекает не тех специалистов, поскольку не понимает разницы между методом исследования с первичной операцией анализа (эмпирическим исследованием) и его противоположностью - методом исследования с первичной операцией синтеза (теоретическим исследованием) . Непонимание этой тонкости приводит к тому, что "научный прогноз" (точнее, аналитический) имеет не более 10-15 % вероятности реализации. Иными словами, высокотехнологичная армия воюет вслепую!

(В принципе Бойд знал о том, что этап Orient ("Ориентация") состоит из анализа и синтез. Он их называл "разрушение" (destruction) и "созидание" (creation) [1]. Однако просто знать не достаточно. Нужно развитая теория социума, в полной мере реализующая диалектическое единство анализа и синтеза. Таковым является только марксизм. Но ведь Рейган назвал СССР Империей Зла, "Мордором"..!)

Для предсказания будущих состояний систем можно и не обращаться к теоретическому моделированию (методу синтеза) с его крайне специфической системой познавательных процедур. Однако это возможно лишь в крайнем случае, когда достоверно доказано, что данный процесс не имеет временного тренда, либо этот тренд постоянен. Тогда достаточным будет использовать простые методы экстраполяции, например, линейной. В любом другомслучае использование данных аналитических исследований для предсказания будущего невозможно.

Для сегодняшнего общества, где происходят современные военные конфликты (не тотальная война!), крайне необходимо прогнозирование последствий военных операций локального характера, т.к. в ином случае невозможно разделить противников и стравить их между собой, разрушить веру в победу и т.д. (Бойд называет это победой в моральной войне). Напротив, невольно можно легко создать условия, когда противник и объединятся, а "наши" союзники обратятся против нас самих.

Значит, необходимо эффективное предсказание будущих состояний сложной системы - общества. На сегодняшний день известна только одна теория, полностью соответствующая всем требованиям к прогнозированию будущего - марксистская политэкономия. Однако в связи с борьбой с мировым коммунизмом Запад был вынужден отказаться от этой методологии и лишился единственного доступного инструмента предсказания, а значит, и управления.

Воспользоваться данными системных исследований, игнорируя марксизм, невозможно, так как в этом случае мы сталкиваемся с так называемой проблемой реконструируемо стисистемы [12]. Которая, коротко говоря, сводится к следующему: в сложной системе требуется доказать, что знание о подсистемах позволяет реконструировать знание о системе в целом.

Для сложных систем, подобных обществу, задача практически невозможная. Значит, остается только марксизм, но он идеологически "чужд".

Как говорил Штирлиц, это - провал!

Операция 4 - теоретическое моделирование последовательности будущих стационарных состояний процесса, каким он мог бы быть без приложения к нему управляющих воздействий ЛПР.

Операция 5. После того как проведено теоретическое моделирование и получено описание последовательности будущих стацио нарных состояний процесса без управляющего вмешательства в него извне, будет получен и список признаков будущего конечного состояния этого процесса. На основе этого списка ЛПР оценивают объективные перспективы развития процесса и принима ют решение о целесообразности введения управления, т.е. о необходимости изменить список признаков конечного состояния на новый список признаков, соответствующих будущему конечному состоянию. Именно это и называется принятием политического решения.

Заметьте, что мы сознательно на звали Операцию 5 принятием политического решения. Это - волюнтаристское, волевое решение. Но массовое распространение идеологии рыночного фундаментализма, предполагающего, что есть некие объективные закономерности развития общества ("рынок все поставит на свои места"), создает скрытое, но очень чувствительное для военного управления препятствие. Часто его изображают в виде вмешательства "политиканов" и "чинуш" в управление конфликтом.

Что здесь является сутью проблемы? Несоответствие стандартов принятий решений. Военные - это абсолютно волюнтаристские ЛПР. А "политики" и проч. действуют, оглядываясь на доминирующую идеологию рыночного фундаментализма, плюрализма и демократии. Что создает великолепные условия для подавления циклов OODA. Бойд это обстоятельство, естественно, проигнорировал или, как говорят ученые, не учел фактор межсубъектной коммуникации. Прекрасная новость, не правда ли?

А дальше... Если была "кривой" Операция 2, не выполнена О перация 3, то "поплыла" и Операция 4. А если вдобавок в Операции 5 не учитываются конфликты на разнице стандартов планирования и управления для военных и гражданских админис траций, то все остальные операции из приведенного ниже списка в схеме траекторного управления будут давать только ошибочные результаты. Причем по мере развития военного конфликта будет происходить кумулятивное накопление ошибок управления и катастрофический рост неопределенности. Это находит отражение в резком росте длительности циклов Бойда.

Итак, как мы и обещали, тот, кто нам мешает, тот нам и поможет.

Операция 6. После того как политическое решение принято, начинается стратегическое планирование. Суть его состоит в том, чтобы, используя уже имеющуюся теоретическую модель процесса, т.е. модель, которая описывает будущие изменения процесса, решить обратную задачу: развернуть в обратной последовательности будущие стационарные состояния к состоянию, соответствующему настоящему времени t = 0.

Операция 7. На этом этапе разрабатывается совокупность процедур воздействия на объективный процесс, переводящий каждое будущее стационарное состояние от его естественного списка признаков к новому, искусственно созданному списку признаков. В результате формируется то, что и является полной совокупностью управляющих воздействий, которую можно назвать планом траекторного управления.

Операция 8 - собственно практическая реализация совокупности управляющих воздействий.

Операция 9 - завершающая - оценка эффективности исполненного управления. Эта операция, в сущности, представляет собой объединение первых двух операций упра вления, с той лишь разницей, что ее основной целью является оценка соответствия реальных действий плану управления (технологической карте или нормативным документам). Именно к этой операции относятся такие сферы, как правоохранительная деятельность, аудит, ревизия, оценка стоимости и т.д.

С этой Операцией вообще, что называется, "труба". Втянувшись в войну, кто же из "политиков" считает эффективность ее ведения?! Выход американской армии из Вьетнама был засыпан пропагандистским враньем, чтобы подавить антивоенные и антиправительственные настроения в США. Уход Советской армии из Афганистана был представлен как "победа", но это была проигранная война. Примерно то же самое сегодня наблюдается в отношении военного поражения США в Ираке и в том же Афганистане. А между тем необходимо каждый раз провести Операцию 9. Но этому мешают "политики" и корпорации. В принципе оценку эффективности управления нужно проводить даже после каждой локальной военной операции, но этому уже мешают сами военные, опасаясь известных последствий.

Поэтому сегодня армия воюет не до полной победы, а до полного поражения, что является характерной чертой всех современных войн. В то время как в "тотальных " войнах военное поражение и военная победа были очень четко определены и затем детально анализировались.

Первая слабость полковника Бойда: выводы

Из описания схемы обобщенных операций траекторного управления конфликтом видно первое узкое место теории Бойда, система уязвимых точек, которая "естественным" порядком из-за принципиальных методологических дефектов мышления самого ее создателя ведет к подавлению цикла OODA.

Невозможность по "политическим" соображениям или из-за недостатка времени выполнить Операцию 2 накладывается на провал в исполнении Операции 3. В этом случае становится невозможным исполнение Операции 4. А если вдобавок в Операции 5 не учитываются конфликты на разнице стандартов план ирования и управления для военных и гражда н- ских администраций, то все остальные операции из приведенного списка будут давать только ошибочные результаты. Причем по мере развития военного конфликта будет прои сходить кумулятивное накопление ошибок управления и катастрофический рост неопред еленности.

Это находит отражение в постепенном росте длительности циклов Бойда для каждой последующей военной операции в войне (т.е. на каждом последующем цикле Бойда). Таким образом, армия, использующая теорию Бойда, воюет вслепую, не понимая последствий своих операций, каждый раз сталкиваясь со все более сложной и запутанной ситуацией. Так было в Анголе к концу советского присутствия в этой стране. Это же сегодня мы наблюдаем в Ираке и в Афганистане.

Но это еще не все! Сознательная, или по неграмотности, невозможность проведения оценки эффективности управления в прежних войнах и/или в выполненных локальных операциях в рамках отдельного цикла Бойда (невыполнение Операции 9) вызывает необратимые потери коллективного опыта армии. Это также непосредственно отражается в подавл ении циклов Бойда, но уже в последующих военных конфликтах. Т.е. при начале каждого следующего военного конфликта стартовый уровень длительности цикла OODA становится все более длительным. И хотя каждая отдельная военная операции (Act, "Действие") в цикле OODA по-прежнему исполняются очень быстро, общее понимание ситуации в регионе, где ведется война, становится все более смутным. В цикле OODA Orient ("Ориентация") и Decide ("Решение") катастрофически провал иваются. Командование армии с началом каждой новой войны все более отрывается от реальной ситуации. В итоге армия оказывается все менее подготовленной к новой войне.

В результате мы приходим к неутешительному выводу. Армия, использующая теорию Бойда, неизбежно вынуждена вести очень короткую войну с немедленным уходом с захваченной территории и прекращение м после этого всяких военных операций там, где воевала. Что равносильно поражению, так как согласно любой военной доктрине уход с оккупированной территории есть поражение в войне. При этом проводить локальные операции карательного или экспедиционного характера невозможно, так как армия неизбежно сталкивается с быстрым нарастанием неопределенности последствий своих действий, что ведет к подавлению циклов Бойда и поражению в войне. Вести долговременные операции так же невозможно из-за тех же самых ограничений.

Таким образом, противнику н ужно лишь подождать некоторое время, осторожно провоцируя партизанскую войну и вынуждая армию проводить ответные контрпартизан ские действия. А далее армия, побеждая практически в каждом отдельном боестолкновении, просто "захлебнется" в своих тактических успехах, сопровождаемых нарастающей неопределенности. Иными словами эта армия с каждым разом будет ставить и успешно выполнять все более ошибочные задачи с точки зрения стратегии победы. Именно такой стратегии придерживаются исламские фундаменталисты в Ираке.

При этом всякий раз, вступая в войну, такая армия с самого начала оказывается как бы все более и более не подготовленной, все более и более "медленной" по отношению к противнику с точки зрения циклов OODA.


И это всего лишь первая система точек уязвимости теории Бойда, ведущая "естественным" путем к подавлению циклов OODA.

Литература

1. А.А. Ивлев. Основы теории Бойда. Направления развития, применения и реализации.// М., 2008.

2. Денисов А.А. "Призрачные" субъекты в управлении современным военным и политическим конфликтом. // 2010.

3. Денисов А.А., Денисова Е.В. Постиндустриализм: проблемы и задачи новой кадровой политики. // "Экономические стратегии ", No.3 (69), 2009, с. 64- 71.

4. Лефевр В. Системы, сравнимые с исследователем по совершенству. // Рефлексия. - М., "Когито-центр", 2003.

5. Денисов А.А. Системы, превосходящие исследователя по совершенству . // IV Международная конференция по проблемам управления. Сборник трудов. // М., Учреждение РАН Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН, 2009, с. 1356-1363.

6. Денисов А.А. Нетократия и рефлексия: Засекречивание в постиндустриальном обществе. // "Рефлексивные процессы и управление", Том 7, No. 1, 2007, с . 33-50.

7. Кара-Мурза С. Подрыв рационального мышления и рефлексивное управление. //"Рефлексивные процессы и управление". - Том 3, No. 2, 2003, с. 16-34.

8. Денисов А.А. Новая комплексная технология информационно -аналитического обеспечения стратегического управления. // Тезисы доклада. 2-я Всероссийская научно-практическая конференция "Информационно-аналитическое обеспечение стратегического управления: теория и практика". 19-20 мая 2005. М., ИНИОН РАН. - Депонировано ИНИОН РАН, 2005.

9. В.С. Сироткин , Ф.П. Пресс. Управление технологическими процессами производства полупроводниковых приборов. // М., "Энергия", 1979.

10. Майкл Бейджент, Ричард Ли, Генри Линкольн. Святая Кровь и Святой Грааль. / Пер. с англ. //М., Эксмо, 2009.

11. Дж. Ван Гиг. Прикладная общая теория систем. // Пер. с англ. В 2-х томах.// М., "Мир", 1980.

12. Дж. Клир. Системология. Автоматизация решения системных задач . / Пер. с англ. //М., "Радио и связь", 1990.

13. Денисов А.А. Мировой кризис и проблема новых кадров. // Материалы VIII Глобального стратегического форума. - "Прогнозы и стратегии", No. 01, 2008 - No.01, 2009. - С. 190-193.

А.А.Денисов Источник: Нетрократия