"Чтобы проверить банк, не обязательно вскрывать банковские счета"

1318472428_344.jpg

Современные Шерлоки Холмсы не носят оружие и не бегают по крышам. Их главное оружие - это по-прежнему "серое вещество" и... обширные просторы интернета. Частный детектив Вячеслав Решетник  рассказал, кто "заказывает" татарстанские компании, как выследить неверного супруга и в чем профессия сыщика похожа на профессию журналиста.

"ДЕТЕКТИВ - ЕДИНСТВЕННЫЙ СУБЪЕКТ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, КОТОРОМУ РАЗРЕШЕН ПОИСК ИНФОРМАЦИИ" - Расскажите о состоянии рынка детективных услуг Казани. Когда появились первые детективные агентства? Сколько сейчас таких агентств?
- В конце 80-х годов прошлого века появилась группа питерских предприятий "Алекс", которая открыла филиалы по всей России, и в Казани в том числе. Закона о детективной деятельности тогда еще не было, фактически было разрешено то, что не запрещено. Статус детективов они присваивали себе сами. У них было много наработок, сделали они много, но потом из-за внутренних междоусобиц "Алекс" распался. Потом в 1992 году был принят федеральный закон No272 "О частной детективной охранной деятельности", в котором был определен статус детектива, прописано, что можно, а что нельзя. Таким образом, детективы получили официальный статус.
Что касается количества, то я поясню: формально детективных агентств сейчас не существует. Года два назад были внесены изменения в 272-й закон, в соответствии с которым детективные агентства фактически признаны нелегитимными. Сейчас в Казани работают около 70 детективов, то есть это общее число лиц, получивших лицензию на частную детективную деятельность. В свое время лицензию получали все, в том числе сотрудники служб безопасности предприятий, но они также признаны незаконными. Я считаю, что это правильно, потому что не может детектив быть структурным подразделением какой-то компании, неправильно это.

- А как же ваше - некоммерческое партнерство, разве это не одно и то же, что и детективное агентство?
- Это другой этап. Два года назад мы создали некоммерческое партнерство "Команда" (Team), у нас на самом деле команда. В наше некоммерческое партнерство входят два детектива, два адвоката, охранная группа "Альфа", группа психологической поддержки и общественная организация ветеранов подразделений специального назначения. Мы все работаем на договорной основе, детектив не имеет права быть у кого-то в подчинении. Это единственный субъект предпринимательской деятельности, которому разрешен поиск информации. Ведь если он будет работать на такие крупнейшие компании, как, например, "Газпром" или "Татнефть", то на него сразу же начнется давление, наезды, разборки и промышленный шпионаж.

- Какого рода информацию вы имеете право собирать?
- Регламентированную законом.

- То есть не всю подряд?
- Нет, что вы! Есть же понятие о невмешательстве в частную жизнь, есть информация, которая составляет государственную или коммерческую тайну.

- Наружное наблюдение - это вмешательство в личную жизнь?
- В России - да. Есть понятие частной и публичной жизни. Что это такое? Если вы на улице садитесь к мужчине в машину, публичная это жизнь или частная? Я считаю, что публичная, вы же садитесь в машину на улице. И если я снимаю, как вы садитесь в машину, я не проникаю в вашу личную жизнь, потому что вы ее и не прячете ни от кого. Вот если я с улицы снимаю сквозь щелочку, вот это проникновение в личную жизнь. Это разные вещи. Но у нас все это считается проникновением в частную жизнь. Мое мнение, что ничего такого страшного в наружном наблюдении нет.

- Получается, куда ни плюнь, везде тайна?
- Я вам так скажу, у вас (журналистов - ред.) законодательно больше полномочий имеется, чем у детективов. Фактически они у вас ничем не ограничены. И потом за нарушение закона у вас полагается штраф, а у нас - уголовная ответственность. Также есть масса оснований, по которым детективу могут не выдать (или не продлить) лицензию на детективную деятельность. К примеру, если у соответствующих органов всего лишь "есть основание полагать", что он в чем-то неблагонадежен.

"В США ДОВЕРИЯ К ДЕТЕКТИВАМ БОЛЬШЕ, ЧЕМ В РОССИИ" - Какие у вас взаимоотношения с полицией? Если вам нужно узнать какую-то информацию о человеке, вы можете сделать запрос?
- Могу. Если мы проводим независимое расследование (это касается уголовных дел), мы должны уведомить об этом органы полиции в течение суток. Я представляю копию договора с заказчиком. Если полиция считает нужным с нами взаимодействовать, а, как правило, с нами лучше взаимодействовать, то мы работаем вместе. Потому что у нас и времени больше свободного, и мы более ангажированы - нам клиент деньги платит. Работники у нас все - старшие офицеры правоохранительных органов в прошлом, у нас опыта достаточно, чего часто не хватает современным следователям. И мы взаимодействуем нормально. В рамках закона они имеют право предоставлять нам какие-то сведения, если посчитают нужным. Но, конечно, они не могут предоставить нам секретную и оперативную информацию, поскольку мы не являемся субъектами оперативной розыскной деятельности.

- Слышала, что американские детективы имеют гораздо больше полномочий, чем российские. К примеру, они могут задерживать подозреваемых, имеют доступ к секретным базам данных полиции.
- В Америке детективное движение насчитывает 100 лет, у нас, если брать 1992 год, - 20 лет. У них больше опыта, больше наработок, больше государство знает о них, больше им полномочий дает и больше возможностей. Что касается доступа к базам данных, не думаю. В США охрану многих мероприятий, скажем, уровня "Формулы-1", доверяют проводить частным охранным компаниям. То есть доверия к детективам там больше. У нас пока это не так развито, так что, может быть, это и справедливо, что не так много у нас полномочий.

- То есть элемент недоверия во взаимоотношениях с МВД присутствует, не все так гладко?
- А взаимоотношения такие: если полиция или другие правоохранительные органы заинтересованы взаимодействовать, то это идет по одному направлению. Если же полиция видит в нас конкурентов, либо мы мешаем их расследованию, то в другом русле.

"ИНТЕРЕС МЕЖДУНАРОДНЫХ КОМПАНИЙ К ТАТАРСТАНУ ЗАМЕТНО ПОВЫСИЛСЯ" - С какими просьбами чаще всего обращаются к частному детективу - следить за женами и мужьями?
- Все зависит от позиционирования на рынке. Если детективы позиционируют себя как "служба по слежению за неверными супругами", то они и будут в основном этим заниматься. Мы ориентированы на проведение независимых расследований уголовных и гражданских дел. Мы занимаемся взысканием задолженностей, проводим конкурентную разведку, производим обеспечение безопасности. Следовательно, у нас больше клиентов с такими заказами. Но в целом люди обращаются по самым разным вопросам. В последнее время появилось много расследований, связанных с экономической безопасностью, сейчас расследуем два убийства.

- Вот вы говорили про конкурентную разведку... - Да, количество таких обращений увеличивается. Россия вступила в ВТО, и это бесследно не проходит. Интерес международных компаний к Татарстану заметно повысился. В плане конкурентной разведки к нам обращаются, когда нужно собрать сведения из так называемого "белого списка": интернет, опрос работников, наблюдение за офисом, фиксирование здания, то есть все то, что разрешено законом. А им, как правило, этого и достаточно. Проверяют наши компании как надлежащих партнеров с точки зрения надежности, с точки зрения благоприятного климата в компании. Также в связи со вступлением в ВТО мы очень много стали работать по защите от контрафакта и защите интеллектуальной собственности.

- Как это происходит на практике, вот вам поступает заказ проследить за предприятием Х и...
- Нам ведь не запрещено разговаривать с людьми. Мы можем поговорить с охраной, бухгалтерией, менеджерами. К примеру, раньше две фирмы работали вместе, одна поставляла другой, предположим, красную глину или прокат, но теперь они отказались, сообщив, что будут работать с другой компаний на более выгодных условиях. Вопрос: кто сейчас работает по прокату или по красной глине, с кем они теперь работают и на каких условиях? Очень часто ответы на вопросы лежат на поверхности. Видно, какие машины въезжают и выезжают с территории. Готовим отчет, отправляем. Все.
Или спрашивают, действительно ли компания, которая находится в Лениногорске, имеющая такие-то цвета в своем фирменном знаке, является официальной компанией "Татнефти"? Мы выяснили, что нет, несмотря на то, что компания использует такие-то цвета, никакого отношения к "Татнефти" она не имеет. Или дальше - банки. Чтобы проверить банк, не обязательно ведь вскрывать банковские счета. Достаточно посмотреть, кто заходит в офис, сколько народа проходит за день. Нас не спрашивают конкретные показатели - годовой оборот и тому подобное. Мы проводим беседы с людьми, которые владеют ситуацией в бизнесе, предоставляем отчеты.

- У нас с вами очень похожая работа! А друг за другом татарстанские фирмы следят?
- Ну конкуренция есть конкуренция, это нормально. Конечно, у компаний нередко возникают вопросы утечки деловой информации, кражи интеллектуальной собственности. Например, работали в фирме менеджеры, посмотрели - вроде бы нормально дела идут, и думают, а чем мы хуже? Открывают свою фирму и еще клиентов забирают половину. Законно это? Нет, незаконно.

- Что, нельзя создать свою фирму?
- Создать можно, но есть понятие коммерческой тайны, которое должно быть прописано в трудовом договоре, поэтому такое переманивание клиентов не вполне законно. А так, конкуренция между татарстанскими фирмами - она есть, конечно. Татарстан вообще является одним из наиболее развитых в этом плане регионов, обороты у компаний большие, мы много строим, много торговых точек, экономика достаточно хорошо работает. И поэтому у нас вопросы конкурентной разведки и информационной безопасности бизнеса достаточно востребованы. А ВТО подвигнет нас к тому, что вопросы безопасности будут вообще ставиться на первый план.

- Какие татарстанские компании вызывают наибольший интерес у контрагентов? - В Татарстане, как правило, интересуют нефтедобывающие и нефтеперебатывающие компании: "Татнефть", ТАНЕКО, а также "Нэфис", алкогольные компании. Да вообще все бюджетообразующие предприятия, как правило, интересны. Интересуются ими как из-за рубежа, так и российские компании. Проводятся проверки по линии кредитоспособности, добропорядочности, можно ли с ними заключать договора, соответствует ли торговая марка выпускаемой продукции.

"ЖУЧКИ", "КЛОПЫ" - ЭТО ТАБУ - Какими техническими средствами вы можете пользоваться в своей деятельности?
- Запрещены спецсредства, а беспроводная связь является спецсредством. Если мы ставим "жучки", "закладки", "клопы" - все, это уже преступление.

- Мой диктофон тоже является спецсредством?
- Вот если детектив поставит диктофон, возможно, да, это будет считаться, что он нарушает закон, а если вы, то нет.

- Но мы все равно обязаны уведомлять собеседника, что проводится запись. - И мы обязаны. Поэтому, когда к нам приходят клиенты и просят установить "жучок", я говорю: "Ну поставьте вы диктофон". Он сутки работает. Хотя если речь идет про вашу квартиру, то это ваше личное дело, мы можем установить в ней камеру где угодно, это не запрещено. Но опять же беспроводная связь, "жучки" - это табу.

- В сериалах часто показывают, как детективы заходят, тайком ставят мини- камеры, используют устройства для звукоусиления, чтобы слышать на расстоянии. Получается, это все незаконно?
- У нас в сериалах такое показывают! За один такой сериал, если претворить его в жизнь, можно смело сажать! Там все противозаконно.

- То есть получается, что вся эта шпионская техника вам ни к чему? Как же вы работаете?
- Чтобы получить информацию о местонахождении человека, совсем не обязательно идти сзади в темных очках. Да, мы не можем и не используем в своей работе все возможности современной техники, но зато мы можем порекомендовать это клиенту. За последние годы появилось много различных трекеров. Это такое устройство, которое контролирует движение. За границей их любят прикреплять на ошейник собакам - можно наблюдать, где они гуляют. Можно трекер закрепить на ребенке - как только он выходит за пределы двора, начинает идти тревожный сигнал. Можно сотовый телефон включенный бросить в салон машины, только денег побольше на него положить, пока не сдохнет аккумулятор, вы все сами будете слышать. Как-то одна женщина спрашивает меня: "А можно мне пять диктофонов?" Я спрашиваю: "Зачем?" И она начинает перечислять: "Прихожая, ванна, кухня, спальня..." "Правильно, - говорю, - Здравая мысль!".

- "Пиратскими" базам данных пользуетесь?
- Нет. Они устаревают очень быстро. Это порочная практика, так как ведет к недобросовестному исполнению задания. Мы должны выяснить все точно и с актуальностью на вчерашний день. А залезли в базу, а она устарела на два месяца. База - это одно, а показания родственников подчас бывают куда полезнее и точнее.

- Какое наказание предусмотрено за незаконную слежку?
- Уголовной ответственностью карается и правильно карается. Потому что это проникновение в частную жизнь. Другой разговор, если аппаратура используется в служебном помещении, предположим, на территории, которая является частной собственностью заказчика, и она стоит в производственном помещении, то заказчик волен ею пользоваться, но при условии, что работники дали согласие на то, что их разговоры будут прослушиваться или будет делаться видеозапись.

"НАЙТИ ДЕТЕКТИВА ЧЕРЕЗ ИНТЕРНЕТ? МОЖНО ПОПАСТЬ И ПОПАСТЬ ПО-ВЗРОСЛОМУ" - Вы входите во всероссийскую организацию детективов?
- Я вхожу во все действующие детективные организации. Всероссийская общественная организация "Объединение частных детективов России" была создана в 2003 году, в ней я был председателем правления регионального отделения по Республике Татарстан. Тогда организация работала, действительно, очень мощно. Но потом в Москве начали делить деньги, должности, около месяца назад она закончила свое существование. А одно из отделений - новосибирское - организовало свою ассоциацию сибирских детективов. Со временем она стала основной ассоциацией, действующей на территории всей России. С 2009 года, по решению правительства РФ, она стала называться ассоциацией российских детективов. Два года назад мы совместно провели международную конференцию детективов в Казани.

- Работа с ассоциацией детективов как вам помогает в деятельности?
- Все детективы, которым я доверяю и кто наиболее перспективен и надежен, состоят в ассоциации. У нас в Казани таких пятеро. В этих людях я уверен, у них есть понятия о долге и об этике. И если ко мне приходят и говорят: "У меня проблемы в Орехово-Зуево, Магадане или где-то", - то я ему говорю: "Вот этому детективу я доверяю, вот ему звоните и начинайте работать". У нас есть своя корпоративная этика. Найти хорошего детектива через интернет очень сложно, можно попасть и попасть по-взрослому. Закон ведет контроль за лицензированными детективами, а за нелицензированными не смотрит никто. На коленке договора подписывают и занимаются Бог весть чем. О многом говорит отсутствие рабочего телефона, когда только сотовый номер указывается.

- Насколько рынок частной детективной деятельности заполнен в Татарстане? - Я не хвалюсь, я серьезно не считаю, что у меня есть конкуренты. Я не переживаю, что кто-то у меня уведет клиента, мы загружены работой нормально. В Казани рынок настолько еще не отработан, что мы не видим конкурентов. Бывает, что клиенты приходят, жалуются, не буду уж говорить на кого. Распространенная практика: взяли деньги, а работу не выполнили. Бывает, что не получается, я тоже не Бог, ну верни хотя бы половину денег! А они телефон отключают и все. Были попытки зайти на рынок у компаний из Питера и из Москвы, даже мне предлагали на них работать, но я отказался. Они где-то полгода просуществовали, потом "кончились".

- Почему, кстати? Не знают специфики работы в нашем регионе?
- Да, в основном из-за этого. Чтобы работать на "земле", ее надо знать.

- Рынок детективных услуг будет развиваться в дальнейшем?
- Я уже говорил, что в связи со вступлением России в ВТО будет расти конкуренция, сюда зайдут зарубежные компании, они более цивилизованные, и они стопроцентно будут "пробивать" контрагентов, так что у нас работы только прибавится. Полиция тоже работает с каждым днем все хуже и хуже. Видимо, кому-то нужно было убить полицию, ее и убили, дали возможность развиться коррупции, причем это все пошло с самых верхов. Но это все также дает нам дополнительный объем работы.

- Кстати, это был один из вопросов: как вы относитесь к реформам в МВД? - Сколько уже было этих чисток! А убирали всегда оперативный состав и неугодных - оперативников и следователей. То есть самое работоспособное подразделение! Они, действительно, работали и поэтому позволяли себе вольно высказываться в адрес руководства. И так до сих пор и идет. Оперсостав сейчас вообще "мертвый", следствие "стоит", полиция вообще "стоит", я это могу говорить, потому что я сам 13 лет назад там работал. Мы потеряли два или три поколения оперативных работников. Реформа идет не тем путем. Проблема не в самой полиции, а в зависимости полиции от исполнительной власти на местах. Пока полиция будет подчиняться исполнительной власти на местах, будет безобразие.

- Полиция финансируется от федерального бюджета, материально она никак не зависит от регионов.
- Формально это федеральная структура, но начальник-то где отчитывается каждую неделю? В органах исполнительной власти, там же цели и задачи ставятся. Чуть что - сразу телефонный звонок: "А ну-ка этим не занимайся, тебе, что, делать нечего, иди на другой фронт работы, а это дело оставь". Поэтому полиция должна быть полностью подчинена федеральному центру. Но и при этом не факт, что не станут давить.

"МЫ ГОВОРИМ: СЕЙЧАС ПОЙДЕТ ДЕШЕВАЯ РАБОЧАЯ СИЛА, НО ИМЕЙТЕ В ВИДУ, ЧТО ЭТА ДЕШЕВАЯ РАБОЧАЯ СИЛА НАЧНЕТ У ВАС ВОРОВАТЬ" - Сколько стоят услуги частного детектива?
- Дорого.

- Хотелось бы конкретнее. Взять самое простое - сколько будет стоить доказать измену мужа?
- Все зависит от того, что именно вы хотите узнать о человеке и для чего? Для себя или для суда. Если для себя, то лучший вариант, как я уже говорил, - это диктофон или сотовый телефон. Потому что вот мы будем ходить целый день за человеком и следить за тем, как он пиво пьет, это же неэффективно. Мы предлагаем варианты. Если это для суда, то адвокат будет собирать доказательную базу. Изменника выследить можно, конечно, но нужно сделать это законно, чтобы можно было представить доказательства в суд. Потому что в противном случае меня лишат лицензии, а суд не примет документы. Есть масса вариантов, как добыть информацию. Часто нам звонят и говорят: "Я хочу узнать о человеке все!" Мы уточняем: "Что, совершенно ВСЕ?" В этом случае может и 100 тысяч не хватить, а может быть, и нужно-то было узнать не ВСЕ, а на полторы тысячи.

- По поводу дефолта и кризисов вообще, как пережили 2008 год?
- Мы к нему начали готовиться заранее, было понятно, что будет кризис. Давали активную рекламу. Так что на нас этот кризис нисколько не сказался. А может быть, кризис подстегнул предприятия активнее заняться вопросами безопасности? Как раз в то время мы работали на одно предприятие, руководитель там такой вменяемый был. Он мне говорит: "Людей сокращать надо, но жалко выгонять". И мы решили отделу кадров поручить проверку работников по линии безопасности. Посмотрели результаты и были, мягко говоря, удивлены, - 10 процентов работников оказались судимые ранее за хозяйственные преступления. Провели ревизию материально-технических ценностей на складе, изучили расход топлива у водителей грузовиков. Стратегию отработали, все! А потом он во вкус вошел, все предприятие перешерстил. И появились реальные поводы, за что людей увольнять. Он убрал всех, кто воровал, брал и тому подобное. Провели мероприятия по изучению внутреннего климата, какие взаимоотношения в коллективе, кто мешает, кто народ мутит.

- Этим как раз занимается ваша группа психологической поддержки?
- Да, за ней работа с полиграфом...

- У вас есть полиграф?
- Нет, но воспользоваться его услугами сейчас не проблема. Также они занимаются определением деструктивного поведения у сотрудников правоохранительных органов, изучают психологически климат в коллективе, наличие групп, способных оказывать влияние в коллективе. Это все делается официально, с санкции руководителя, мы проводим опрос и даем свое заключение: у вас коллектив разбит на такие-то группы, эти негативно относятся к руководству, эти способны совершить такие-то действия.
Психологи делают теоретически выкладки, и далее уже мы, детективы, начинаем проверять их на практике. И, слава Богу, кризис это предприятие преодолело нормально.

- Про какую компанию вы только что рассказывали?
- Это достаточно крупная казанская компания, но ее название я сказать не могу. Помимо этого, кризис ведь порождает неисполнение обязательств, а наши адвокаты как раз работают по взысканию задолженностей, возврату кредитов. В случае кризиса это направление будет только расширяться. Многие руководители начинают понимать, что нет смысла держать своих "барбосов", которые якобы занимаются безопасностью, им надо платить зарплату, оплачивать машину, компьютер и так далее.
Мы сопровождаем предприятия, которые находятся у нас на абонентском обслуживании. Мы их предупреждаем о грозящих опасностях, переменах на рынке, и это уже их дело, какие решения они будут в связи с этим принимать. Допустим, мы говорим им: сейчас пойдет дешевая рабочая сила, но имейте в виду, что эта дешевая рабочая сила начнет у вас воровать или сливать информацию, начнутся проблемы, не покупайтесь на это, смотрите, кого берете!

- Можете вспомнить самое необычное ваше задание?
- Однажды к нам пришла заказчица, которая подозревала своего мужа в измене. Он зарабатывал много денег и постоянно по работе где-то мотался. Она просила только одно: чтобы он две недели пожил дома. То есть там не стоял вопрос о возвращении в лоно семьи. Мы долго думали, что делать, ногу, что ли, ему сломать? Приехали к его руководителю (компания эта работала подрядчиком у очень крупного предприятия и в работе использовала "левые" счета). И мы ему рассказали, что у нас есть такая-то информация и что для них нежелательно было бы, если бы она всплыла. Он говорит: "И что?" Мы отвечаем, что вот у них есть один сотрудник, который в быту как бы не совсем нормальный, надо его в семью вернуть. Он говорит: "А что я могу сделать, я не могу ему приказать!" Мы говорим: "Дайте ему административный отпуск". Не то чтобы мы угрожали и шантажировали, но вот так мы поговорили. И он отправил его на две недели в административный отпуск! Но самое интересное было дальше: через какое-то время приходит к нам мужчина, который просит проследить за любимой женщиной, которая, как он считает, ему изменяет. Лично я с ним до этого не встречался, но по фотографии запомнил, видимо. Я начинаю выяснять, не встречались ли мы с ним раньше. Он начинает рассказывать про себя, а потом вдруг спрашивает: "А моя жена меня случайно не заказывала вам?" Я говорю: "Нет". Но тут начинаю понимать, что как раз это тот самый менеджер, которого мы усиленно отправляли в отпуск. Вот так получилось, что за его счет мы дважды следили, сначала за ним, а потом - за его любовницей.

"Я ИНЖЕНЕР БИОХИМИИ, НО В 25 ЛЕТ ПОНЯЛ, ЧТО ЭТО НЕ МОЕ" - Правильно я понимаю, что вы один из старейших частных детективов в Казани?
- Пожалуй. Мы (имеется в виду НП "Команда" - ред.) занимаемся этим серьезно, и для нас это основное направление в работе.

- Что представляет собой НП "Команда"?
- Это некоммерческое партнерство содействия защите интересов и прав граждан и организаций. Мы оказываем детективные услуги, также у нас есть адвокаты, юристы, группа психологов, охранная фирма. Можем комплексно абонентским обслуживанием заниматься по всем направлениям.

- До этого вы работали в милиции?
- В транспортной милиции, я был оперуполномоченным ОУР, затем - начальником линейного пункта милиции, начальником оперативного подразделения. В апреле 1998 года я вышел на пенсию в звании майора. Как раз был тогда дефолт. А в 2000 году я получил лицензию частного детектива.

- Это как-то помогает в вашей нынешней работе?
- Конечно, однозначно. Поэтому, когда мне говорят, кого принимать на работу, я отвечаю, что бывших оперативников, сотрудников правоохранительных органов.

- Своих работников вы принципиально набираете из числа бывших работников правоохранительных структур?
- Это не вопрос принципа, а это необходимо просто. Оперативник думает по- другому, действует по-другому.

- То есть выпускник юрфака не может стать частным детективом?
- Может, конечно, но какой будет результат - вопрос.

- Расскажите про себя, где вы учились?
- Я закончил биофак КГУ, я инженер биохимии, но понял, что это не мое, и в 25 лет кардинально поменял направление - окончил юрфак КГУ, работал в транспортной полиции. Много, конечно, было такого, что меня не устраивало в этой системе, но сам принцип работы мне нравился, это было мое. Из органов я ушел день в день, как полагается, когда вышло 20 лет льготного стажа, и я ушел.

- Как проходит ваш день?
- На работу я приезжаю в 7 утра. День начинаю с электронной почты. У нас закрытая почта всемирной ассоциации детективов, которая две тысячи человек объединяет, мы получаем рассылки. Знаем все запросы, которые идут по мировой сети. Запросы такие: "Mожете ли вы помочь нам узнать кое-что (не называя имен и фамилий) там-то там-то". Пишу: "Да, могу". Он дает свою личную почту и получает ответ. Когда у меня возникают вопросы за границей - в Италии, Германии, мы через четыре часа ответ получаем! Нам до этого еще расти и расти. У них все ответы приходят с печатями, подписями, они готовы доказать свои данные где угодно - в суде и так далее. Далее я смотрю, что пишут "наши". Вот сейчас из Воронежа по одному из авиапредприятий спрашивают. В полдевятого подходят основные сотрудники, проводим оперативку, далее детективы занимаются своими делами, адвокаты - своими, охранное предприятие - своими. После обеда я "разъезжаю" по своим делам.

- Сами непосредственно дела ведете?
- Конечно, иначе я бы не зарабатывал. У нас как: исполнитель получает 80 процентов от заказа, 20 процентов получает организация, эти средства идут на рекламу, аренду, какие-то закупки. Но сам я тоже работаю, завтра поеду в Нижнекамск, в суде буду лично доказывать, что у нас милиция не хочет работать, что человек был невиновно осужден и получил 18 лет. Уже год это доказываю.

- Для вас всегда важна личная уверенность в правоте подзащитного?
- Здесь я уверен. У меня и дипломная работа была - "Цель доказывания в уголовном процессе, субъективные и объективные факторы". Если субъективно я убежден, что человек прав, то я буду доказывать его правоту, не взирая на авторитеты, в том числе и суд. Интуиция, опыт. Если я уверен, что Ходорковский сидит невиновно, вернее, срок давности по его уголовному преступлению истек, то для меня это так и есть.

"А ЧТО МЕНЯ УБИВАТЬ-ТО, Я БЫВШИЙ МЕНТ?" - Вам часто угрожают?
- Да, мы "на хвост" много кому наступаем, затрагиваем какие-то денежные интересы либо в процессе расследований узнаем какие-то факты, которые не всем бы хотелось, чтобы они распространялись. И правоохранительные органы намеками так иногда говорят: "Ой-е-ей". Не хвалясь, я могу сказать, что мы работали с депутатами Госдумы Российской Федерации, работали со всеми сборными Российской Федерации по всем видам спорта - и в ту, и в другую сторону. Представители всех правоохранительных органов, включая суды и прокуратуру, являются нашими заказчиками. И против них мы тоже работаем.

- А покушения были?
- А что меня убивать-то? Я бывший мент. Меня дорого убивать, еще себе боком выйдет. 17 лет я занимался на государевой службе, 13 лет сейчас, неужели я не перестрахуюсь? В определенных местах на электронных и бумажных носителях лежит столько информации... Но к своему возможному убийству я начал спокойно относиться, хотя, конечно, бояться надо обязательно.

- Ваши навыки помогают вам как-то в частной жизни? Ну, например, запоминаете номера телефонов, машин?
- Нет, конечно. Плохо, когда сидишь в компании друзей и знакомых и вычисляешь - вот этот врет. Не надо мне этого. Я не запоминаю номера телефонов своих приятелей, знакомых, я свой номер постоянно забываю, путаю цифры, а по работе я запоминаю. Но в частной жизни это мешает.

- У вас есть оружие?
- Нет, а зачем? Это же тоже детское представление о детективе - по крышам бегает, с пистолетом. Я не люблю носить оружие еще со времен службы в милиции - у меня от него мозоли были. Вообще, я не рекомендую носить оружие детективам. Любое оружие, как боевое, так и обыкновенный пугач, провоцирует противоположную сторону на ответные действия. А вообще, детектив, который бегает по крышам, хватается за телевик, начинает делать упор на наружное наблюдение, как детектив он "кончился". Как только он берется за пистолет, он не детектив больше.

- То есть вы против легализации оружия в принципе?
- Я не против легализации, но я не считаю, что оно мне нужно. Убить можно любого человека, если задаться целью, даже куча телохранителей не спасет. А так я не против легализации, оно нужно. Как говорят американцы: "Господь создал всех разными, кто-то слабее, кто-то сильнее, но полковник Кольт сделал всех равными". У нас столько безобразия на улице. Если бандюганы будут знать, что практически у каждого может быть боевое оружие в кармане, не знаю, будут ли они так себя вести, будет ли такое безобразие на дорогах? Если вы в своей квартире и к вам пьяный ломится, то вы делаете два шага по коридору, достаете пистолет - и прямо в лоб. Больше к вам никто никогда ломиться не будет.

- Потому что вы сядете...
- Нет, вы находились в своей квартире, оборонялись, все нормально.

"ДЕДУКТИВНЫЙ МЕТОД ШЕРЛОКА ХОЛМСА? ТАК НЕ МОЖЕТ БЫТЬ" - Вы смотрите сериалы про детективов?
- Нет, я "Улицы разбитых фонарей" только смотрел, да и то первый сезон, там было более или менее похоже на реальную милицию, где я служил.

- Читали в детстве Шерлока Холмса?
- Да.

- А есть любимые герои-сыщики?
- Считаю, что наиболее приближена к реальности, настолько, что даже за какие-то вещи надо по голове настучать (там принципы оперативной разработки очень хорошо описаны), - это Маринина. Но я ее не читаю. Я читаю Бушкова - боевики, чтобы голову не грузить. А про Шерлока Холмса - нет, считаю, что его система дедуктивный метод, искусственна, слишком глубока, так не может быть. А лучший сыщик - это мой учитель полковник Тюфтин!

- Помимо работы есть хобби?
- Больше работа, но путешествовать люблю, скоро к супруге еду, она у меня в Америке, у меня там три внука и дочка старшая. Поедем на Гаваи, сгоняем в круиз. Так что я путешествовать люблю. И здесь у меня два внука, в Казани. Всего у меня две дочери и пятеро внуков.

- А почему вы в Америку не уехали?
- Жена поехала помогать дочке сидеть с детьми. Через пять лет она получит гражданство США, и я как ее муж также смогу стать гражданином США, чем, возможно, и воспользуюсь. Но сейчас, да и в ближайшее время уезжать туда не собираюсь и к этому особо не стремлюсь.

- Три секрета успешного бизнеса - это...?
- Не жалейте денег на рекламу, страховку и охрану. Это не я, по-моему, Рокфеллер, но я к нему присоединяюсь.

- Планы на будущее?
- Сейчас я строю дом в Пестрецах, в прекрасном месте. До 70 лет я буду работать, если не сдохну. Я работаю очень много, и если я остановлюсь, мне станет скучно. Я не смогу не работать. Я устал работать в милиции, я там выдохся. А сейчас я чувствую себя молодым. А в плане работы - будем развивать охранную деятельность.

Наталья Голобурдова business-gazeta.ru