Страница в социальной сети как инструмент вмешательства в личную жизнь

pro_socializedhr_larg.png

С развитием социальных сетей у работодателей США стал нормальной практикой просмотр личных страниц кандидатов на работу в социальных сетях. Однако многие люди ограничивают доступ на свои страницы.

Во время собеседования жителя Нью-Йорка Джастина Бассета попросили пароль для его страницы в социальной сети Facebook. Он не захотел давать его и ему отказали в должности. Однако впоследствии он узнал, что у многих кандидатов попросили пароль, и они вынуждены были его предоставить.

Новость вызвала бурное обсуждение в англоязычном секторе Сети. Многие обеспокоены: "А если у вас нет аккаунта на facebook? Может ли это вам навредить при приеме на работу?"; "Именно поэтому у меня пароль "GO FUCK YOURSELF". И я никогда не смогу устроиться на подобную работу!". Кто-то считает это нарушением личных прав и свобод: "Это незаконно принимать решения о приеме на работу на основе религии, места рождения, семейного положения. Поэтому они ищут более изощренные пути, чтобы отказать". Других волнует бездействие политиков: "И не один конгрессмен не предложил законопроект, запрещающий это! Стыдно!". Некоторые считают, что это очередной проявление тотальной слежки за людьми: "Большой брат следит за тобой! Все больше и больше!". Кое-кто считает, что не стоит устраиваться на работу в такие компании: "Если компания считает нормальным вмешиваться в чью-то частную жизнь, то эта компания не самое лучшее место работы".

Насколько такая практика распространена в других странах? Как защитить свои личные данные в сети от таких притязаний?

Григорий Трофимчук, политолог: На первом этапе кандидаты на работу, естественно, постараются обойти эту проблему, автоматически заводя параллельные личные страницы, которые заранее набьют разным хламом, призванным произвести впечатление на работодателя. Однако этот период продлится недолго, так как среди работодателей дураков мало. Следует также иметь в виду, что работодатель уже сейчас рассматривает предоставление кода исключительно как тест на лояльность, так как получить о потенциальном сотруднике необходимое представление можно и без этого пароля, - а просто прорыв интернет.

Не исключаю, что в дальнейшем могут быть применены другие, более точные, варианты получения дополнительной информации о будущем сотруднике. К примеру, при приеме на работу, он должен будет полностью раздеться. Различного рода повреждения на коже, не говоря уже о проколах на венах и, тем более, татуировках - не только бесценный, но и наиболее достоверный склад информации.

До предела надоевшим, общим местом стало, в таких случаях, воспоминание об Оруэлле. Однако даже ему было бы сложно додуматься до того креатива, который вскоре будет практиковаться в офисах во всем демократическом мире. К тому же, Оруэлл перепутал самое главное: не комиссары, а именно демократы будут определять уровень сатанизма завтрашнего высокотехнологичного мира.

В Россию контроль подобного уровня придет неизбежно, но, как всегда, с легким запозданием, как революция в Сибирь. При этом в России - опять же, как всегда - практика получения информации о кандидате на должность станет максимально изощренной. Уже сейчас первый поход к хозяину и его "команде" является психологической пыткой - но завтра, на фоне будущих проверок, это покажется лишь легким романтическим знакомством. Человеку будут просвечивать желудок (интересно, что он ел на завтрак), оценивать форму зубов и ногтей, замерять угол губ при стандартной улыбке, принятой на вооружение в конкретном офисе.

Самое интересное, что после поступления на эту проклятую службу все будут точно также без перерыва курить на лестницах и у порогов офисов, и раскладывать на компьютере пасьянс. Отсюда правило: чем меньше у работника простора, тем хуже его профессиональная отдача.

Леонид Савин, политолог: В XXI веке все общества, даже не принадлежащие к Западной цивилизации, добровольно вошли в международную тюрьму без стен. Сегодня это уже ставшие привычными многочисленные социальные сети и сервисы в Интернете: Facebook, Twitter, Google и многие другие. Глобальное виртуальное тюремное учреждение имеет своего пастыря и добровольных помощников по надзору. В роли пастыря - "глобальная элита", которую представляют власти США, а "помощниками" выступают специализированные технологии контроля.

Например, Google Apps. Он поддерживает несколько веб-приложений и включает Gmail, Google Calendar, Google Talk, Google Docs и Google Sites. Базовый пакет бесплатен и предлагает тот же объем ящика электронной почты для одного пользователя, что и обычная учетная запись Gmail, возможна регистрация до 10 пользователей, включая администратора. Этот пакет был заказан многими компаниями для производственных целей. Если до появления этого программного продукта производительность труда внутри компании оценивали с помощью видеонаблюдения и подсчета нажатий на клавиши в колл- центрах, то Apps и аналогичные программные продукты только расширяют границы слежки, включая в нее более высокооплачиваемых сотрудников.

Все эти новшества только увеличивают масштабы присутствия "Большого Брата" в сети Интернет. С мая 2007 года Google собирает все личные данные пользователей, что официально подтвердило руководство компании. Необходимо отметить, что Google является информационным каналом более чем для половины глобального трафика в Интернете.

Михаэль Дорфман, публицист (Нью-Йорк, США): В Америке народ пугают тоталитаризмом и коллективизмом, убеждая, что мы тут самые свободные.

Действительно, в Америке есть некоторые механизмы, защищающие гражданина от произвола государства. Однако, заботясь о защите от Большого Брата, тут прозевали множество маленьких капиталистических братцев, чей гнет делает жизнь американцев полной тревог и беспокойства. Не удивительно, что в США такой высокий уровень депрессий, самоубийств. Трудоголик здесь ролевая модель.

Пропаганда зовет корпоративный капитализм не иначе, как создателем рабочих мест. Они только и делают, что кормят нас, одевают, дают работу. "Бизнес лидер" здесь контролирует не только работу, но медицинское обслуживание и еще множество других жизненно необходимых функций. Не удивительно, что захотели покопаться и в личной жизни.

Цукерберг пригрозил таким работодателям судебными исками, потому, что это угрожает его бизнес модели, однако при нынешней безработице, людям придется согласиться с этим унижением тоже. Ведь, в отличие от Европы, работника здесь могут уволить на месте, не затрудняясь объяснением причин.

Ведь корпоративный мир управляется несложным набором нацистских принципов - leadership, лидерство - Fuehrerschaft, коллективная работа (попробуй, скажи своему начальнику, что ты индивидуалист) - коллективизм, achievements - достижения. Хозяев становится все меньше, а менеджеров/фюреров/начальников все больше. Так, что к тоталитаризму ведет много путей, и неолиберальная корпоративная свободнорыночная модель капитализма - один из таких путей в тоталитаризм.

Лариса Бельцер-Лисюткина, культуролог (Германия): Этого следовало ожидать.

Возник новый мощный источник информации о людях. Было бы странно, если бы работодатели, спецслужбы, рекламщики не попытались его использовать в своих интересах. Законодательное обеспечение нового коммуникативного феномена не поспевает за его стремительным распространением. К тому же социальные сети - феномен глобальный; национальное законодательство не является адекватным средством его правового обеспечения. И пока это так, правовой статус социальных сетей в разных странах будет не единым, а различным. Что само по себе абсурдно и неэффективно. Скорее всего, скоро в странах с наиболее интенсивным использованием социальных сетей будут созданы первые правовые модели, регулирующие коммуникативное поле в Интернете. Постепенно это все будет меняться, унифицироваться и приобретать статус международного права. Убеждена, что требовать пароль от ФБ у лиц, нанимающихся на работу, будет запрещено законом, как только он появится, в первой же его редакции.

Алексей Дубинский, политконсультант: При приеме на работу вполне естественно изучить страницу кандидата в соц. сети и попросить его указать ее адрес. Сделать поиск и узнать, что про него пишут в обсуждениях. Просмотреть публичные фото, высказывания в блогах. Чем более ответственна должность, тем важнее не ошибиться в человеке.

Однако есть и не публичная информация, например тексты личных сообщений. Работодатель явно переходит границы, когда желает покопаться в старых письмах. Это нарушение прав человека, конкретно - права на тайну корреспонденции (см. статью 12 декларации прав человека).

Каждый подобный случай заслуживает огласки. Завести публичный черный список компаний, пренебрегающих правами человека. Забота о репутации многих заставит задуматься. А с оставшимися вести разбирательства через суд - вот где занятие для настоящих правозащитников!

Конечно, особая ситуация у военных и госслужащих, работающих с секретными сведениями; у работников корпораций, работающих с инсайдерской информацией, коммерческой тайной. Эти моменты должны явно оговариваться при приеме на работу.

Не забывайте, что практически вся ваша переписка в интернет не зашифрована и легко доступна администратору локальной компьютерной сети и представителям спецслужб.

Юрий Юрьев, политконструктор: Насколько я понимаю, работодатели вторгаются в частную жизнь, нарушая privacy граждан. В США можно организовать и подать коллективный иск, подобно искам к табачным компаниям. После чего можно уже не работать, а заниматься "корпоративным шантажом", что любят и умеют делать в США.

В иных странах мне неизвестны случаи, чтобы работодатель вникал в личные страницы сотрудников, пусть они даже переполнены матом, гениталиями, фекалиями и призывами к массовым репрессиям, а в редких случаях - даже участием в сообществах, одобрительно рассматривающих насилие как политико- экономический метод воздействия. Были даже случаи, когда кандидатов в депутаты выдвигали, не вникая в их сетевые и прочие "достижения". Жанр кадрового консалтинга ныне бывает, странен, напоминая 90-е: "кинет - уроем". В то же время в серьезных структурах кадровые службы существуют и изучают претендентов на ответственные должности по-полной, не афишируя этого. Защитить свои личные данные просто - нужно их дублировать и анонимизировать. За 120 часов любой желающий может научиться обезопасить свои данные, а за вдвое больший срок - научиться их защищать даже от попыток взлома извне.

Даниэль Штайсслингер, журналист и переводчик (Израиль): Скорее всего, это - борьба с промышленным шпионажем и антирекламой. Конечно, некоторый перебор, но в данном случае работодателей понять можно. Человека не повысили, и он запостил антирекламу. Если имеет множество контактов, это может причинить серьезный ущерб. А еще хуже, если выложил секреты компании на всеобщее обозрение.

Русская Община Украины